№ 126 от 16 июля 2010 г.

За власть без ГМО

“Готовясь к выборам в местные советы, мы должны четко понимать, что не могут представители ГМО (так мы сокращенно именуем государство монополизирующих олигархов) выражать и защищать в органах власти интересы рабочего человека”, — отмечают в письме в “Рабочую газету” ткачихи Херсонского хлопчатобумажного комбината.


Работа на хозяина превращает в раба


– ПОПАВ под сокращение, я пошла торговать овощами с лотка частной хозяйки, — рассказывает бывшая ткачиха Ольга Богданова. — Работа, конечно, каторжная. Ни выходных, ни отпуска, ни больничных... Но хорошо, что хоть такая работа попалась. Когда дочь была маленькой, я надеялась, что выучится моя Машенька и придет работать на комбинат специалистом. Однако когда она заканчивала школу, мы уже понимали, что на возрождение ХБК никакой надежды не остается, а на учебу Маши в институте не было денег...


Свою дочь Богданова устроила продавцом в промтоварный контейнер. О том, как инвесторы хозяйничают на комбинате, Ольга рассказывает со слезами на глазах. Долгое время зарплату им выдавали продуктами, которые стоили на 20-30 процентов дороже, чем в магазинах. А иногда давали и вообще просроченный товар. То есть нуворишам эти продукты обходились даром. А для людей получалось так, что их реальная зарплата урезалась более чем на треть. Эта преступная схема сводила на нет платежи в бюджет и в Пенсионный фонд.


— Пытаясь остановить разграбление комбината, — вступает в беседу технолог Алла Исаченко, — мы не раз обращались в обл­совет. Писали десятки писем в Фонд госимущества Украины, в СБУ, прокуратуру, налоговую милицию о том, что оборудование незаконно вывозится на металлолом, продается зарубежным фирмам. Но никто не помог нам остановить “эффективных собственников”. Руководство, наоборот, вынудило уволиться охранников, “нахально” требовавших накладные и другие разрешительные документы на вывоз с предприятия ткацких станков. И если первое время оборудование вывозилось машинами, то потом — вагонами, железнодорожными составами...


Не выполнил своих многочисленных обещаний и глава областной организации Партии регионов, председатель облсовета Владимир Демехин, ставший на общественных началах членом наблюдательного совета ОАО “Херсонский хлопчатобумажный комбинат”. Его, кстати, недавно назначили руководителем государственной службы экспортного контроля Украины, а вот ткачихи так и остались у разбитого корыта. Нищенствующие женщины были возмущены, когда узнали из прессы, что Демехин является миллионером — одним из самых богатых людей Херсонщины. На предприятии же, насчитывавшем в советские времена почти 25 тысяч человек, сегодня осталось около тысячи сотрудников, из которых большинство мается без дела и денег.


Без зарплат и в долгах, как в шелках


– ПОКУПАЯ в июле 2004 года контрольный пакет акций ХБК за 15,8 миллиона гривен, — говорит председатель профкома комбината Любовь Фальченко, — ЗАО “Волынский шелковый комбинат” обязался в течение года погасить долги предприятия перед Пенсионным фондом, налоговые и бюджетные долги, а также долг перед основным кредитором — “Укрсоцбанком”. Но обещания инвестора остались пустым звуком. Сегодня долги по зарплате работникам ХБК составляют около 6 миллионов гривен, а перед Пенсионным фондом — около 40 миллионов...


Горячие диспуты разворачиваются в эти дни в Днепровском райкоме КПУ, куда приходят рабочие комбината, чтобы посоветоваться, какие же шаги им лучше предпринять, чтобы навести порядок на производстве. Первого секретаря райкома Ирину Бойчук радует такая активность. Ведь долгое время люди мирились с тем, что прихватизаторы беззастенчиво “отодвинули” их от решения насущных социальных и производственных вопросов.


— Жизнь показывает, — говорит Ирина Алексеевна, — что в условиях акционерного общества рабочим практически невозможно провести решение, устраивающее большинство трудового коллектива. Так, в начале июня на собрании акционеров, рабочие, владеющие небольшим пакетом акций, предложили избрать председателем правления ОАО “ХБК” опытного менеджера Сергея Рыбачка. Он уже хорошо зарекомендовал себя в 2002 году, когда ему доверили возглавить комбинат.


— При Рыбачке предприятие начало работать без простоев, он искоренил бартерные схемы и перешел на денежные расчеты, — продолжает она. — Вдвое сократилась задолженность по зарплате, наладился порядок отчислений в Пенсионный фонд. Предприятие начало рассчитываться с бюджетом и планировало к 2006 году выйти на прибыльную работу. Поскольку выздоровление ХБК явно не входило в планы любителей поживиться за государственный счет, в начале 2004 года Фонд госимущества уволил Рыбачка и начал процедуру банкротства комбината...


Заводы — тем, кто на них трудится


– РАБОЧИМ так и не удалось настоять на возвращении Рыбачка, — замечает Бойчук. — Последнее слово оказалось за инвестором, владеющим контрольным пакетом акций. Председателем правления стал Игорь Антонюк, который запомнился рабочим лишь тем, что принимал активное участие в вывозе оборудования...


Ткачихи считают, что Фонд госимущества ни в коем случае не должен продавать последний блокирующий пакет акций ХБК. Поэтому надо как можно скорее расторгнуть договор с собственником, который не смог погасить долги и вместо наращивания объемов производства занялся распродажей имущества и сокращением рабочих мест.


— Профсоюзный комитет уже подавал в суд иск к ЗАО “Волынский шелковый комбинат”, в котором требовал вернуть контрольный пакет акций ХБК в собственность государства, — говорит Любовь Фальченко. — Есть в нашем законодательстве и формулировка, значительно упрощающая в финансовом плане процесс возврата собственности. Но пока мы не нашли поддержки даже в Высшем хозяйственном суде Украины. Последняя надежда на кассацию в Верховный суд. Но уже сейчас видно, что выиграть дело мы сможем только тогда, когда требования рабочих поддержат облгосадминистрация и областная прокуратура...


Добиваясь возврата контрольного пакета акций государству, трудовой коллектив намерен обратиться к правительству с просьбой продать ему комбинат по символической цене — за 1 гривну. После этого совет трудового коллектива уже мог бы нанимать и контролировать менеджеров, которые будут действовать в интересах коллектива и государства, обеспечат эффективную работу предприятия.


— В борьбе за свои права рабочие хлопчатобумажного комбината приобретают бесценный опыт, — подчеркнула Ирина Бойчук.— Они увидели, что могут быть социально защищены только в том случае, если средства производства будут принадлежать тем, кто трудится на комбинате...