№ 119 от 07 июля 2010 г.

Нашествие двунадесяти языков

По первому образованию я русский филолог и волей-неволей обращаю внимание на то, что происходит с “окружающим нас” языком. Впрочем, невольно наблюдают за ним даже люди, совершенно далекие от филологии. Речь идет как об украинском, так и о русском языке, так сказать, украинского образца. В головах украинцев лингвистическая мешанина, которая стимулируется совершенно невразумительной языковой политикой государства.

«Авта», «пальта» и всяческая мутота


ПРЕДПОЛОЖИМ, человек решил выучить украинский язык. Тут же возникает совершенно непраздный вопрос: какой из существующих учить? Тот, на котором говорят на Первом национальном канале (напомню, с детства нас учили, что язык телевидения — это норма литературного языка и образец для подражания), или тот, который мы слышим в новостях СТБ? Или третий, на котором говорят многочисленные респонденты, то есть получившем глобальное распространение уродливом наречии по имени суржик?

На УТ-1 — “міліціонери”, на СТБ — “міліціянти”. На УТ: “Я вийшов із метро і пересів у машину”. На СТБ: “Я вийшов із метра і пересів в автівку”. На УТ — “эфір”, “міфи”... На СТБ — “этер”, “міти”. Словом “авта”, “пальта” и всяческая мутота.

Фейсом об тейбл

НЕ ПРОТИВ русского нужно бороться национально озабоченным скрипкам и подервянским, а за чистоту украинского. А украино- и русскоязычным вместе — бороться против засилья всяческого лингвистического мусора.

Язык — живой организм. Заимствования, вызванные необходимостью, то есть отсутствием удобного дубликата в родном языке — это нормально. Но ведь это — нашествие “двунадесяти языков” Наполеона!

Все сложнее и сложнее воспринимать, например, словесные потоки наших уважаемых футбольных комментаторов с их “мундиалями”, “стандартами”, “плеймейкерами”, “выиграл воздух” и так далее. Не просто ли блеснуть эрудицией хочется порой нашей молодой комментаторской поросли? Шустеру, мол, ни в чем не уступаем.

В других сферах не лучше. По роду своей деятельности получаю уведомления о грядущих мероприятиях, то бишь анонсы. Я не первый год в журналистике и готов ко многому. Но иной раз количество диковинных неологизмов зашкаливает и вызывает нервозность.

Вот, к примеру, на Гоголевском фестивале объявляется “шоу-кейс” из шестнадцати спектаклей. Или курсы “хенд-мейда” (рукоделия). Еще пример. Этнофестиваль в Ржищеве. Подчеркиваю: этно. Учитывая, что одна из объявленных программных задач фестиваля — интегрировать некоторые этнические традиции в современную жизнь, читать его программу просто смешно. В ней значатся “файер-шоу”, “художественная мандала”, не менее загадочный “флешмаб” и еще много интересного. Что ни слово, то “фейсом об тейбл”!

Лингвистическая «азаровщина»

Я НЕ ВОСПРИНИМАЮ распространенный ныне термин “азаровщина” в негативном значении. А вот в филологическом смысле термин вполне подходящий. Как русскому филологу, мне всегда доставляло удовольствие слушать премьер-министра, говорящего на легком, точном, а учитывая его страсть к пословицам, даже художественном русском языке. Украинский же вариант Азарова, или вариант украинского языка по-азаровски, уже вошел в анекдот и стал предметом для насмешек.

Власть сама провоцирует безграмотность. Пусть говорят хоть на тарабарском, но хотя бы чуточку похожем на украинский. Вот и шефа МВД Могилева Виктор Федорович обязал за два месяца выучить госязык (реверанс в сторону западного электората?). Но не все же такие прилежные ученики, как он сам. Не исключено, что будет потеха № 2.

А может, лучше не отказываться от предвыборных обещаний и сделать русский язык вторым государственным? То есть утвердить лингвистический образ Украины, в которой русскоязычного народа не меньше половины, по ее образу и подобию, а не ломать его через колено. А заодно гуманитарному блоку правительства позаботиться о единой норме украинского языка и начать бороться против бездумного употребления эффектных, но туманных заимствований.