№ 118 от 06 июля 2010 г.

Не регистратор, а борец с преступностью

Таково, по мнению главы Счетной палаты Украины Валентина Симоненко, назначение его ведомства. Увы, на практике не всегда так. Почему?

Замашки хамелеонов

…ВСЕ-ТАКИ неглупая мысль пришла в голову тому, кто предложил создать Счетную палату Украины со всеми ее региональными подразделениями. Этот шаг был сделан в ответ на деяния большого количества желающих по сво­ему усмотрению распоряжаться государственными деньгами в «независимой» стране. Новая структура получила функции высшего финансового контроля в государстве и особый статус: она могла действовать независимо от парламента, правительства и президента.

Напомним любопытный факт. Когда 11 июля 1996 года наш парламент большинством голосов одобрил Закон Украины «О Счетной палате Верховной Рады Украины», против этого выступил тогдашний президент Леонид Кучма. Он наложил вето на закон. Можно только предполагать, что главе государства не понравилось, что кто-то еще, кроме него, будет контролировать правильность использования бюджетных средств. Надо отдать должное тогдашнему составу депутатского корпуса – он решительно преодолел вето, что вынудило президента подписать закон. И Счетная палата начала работать.

Однако, как заметил в беседе с журналистами Валентин Симоненко, сегодняшние «воры в законе» понимают, что «теперь важно не столько то, как тратятся государственные деньги, сколько необходимость вообще направления госфинансов на те или иные цели». Ведь можно потратить деньги на ненужное дело или не в то время, но исполнить эти траты в строгом соответствии с законом. Сие свойство хамелеонов ярко проявилось в первые годы независимости Украины, когда с помпой строили нефтепровод Одесса – Броды. С ним увязывали светлое будущее экономики. Но из-за неугасающих политических передряг на властном Олимпе закопанный в землю нефтепровод работает, как выяснили аудиты Счетной палаты, совершенно не в том направлении, ради которого он был построен. Хотя по актам сдачи-приемки объекта все выглядит благополучно.

Минувший год был «урожайным»

ДЛЯ НЕГАТИВНЫХ оценок по результатам проверок аудиты применяют два термина – «неэффективно» и «незаконно». Показательным в данном случае был 2009 год. Проверяющие установили: почти 40 миллиардов гривен из средств госбюджета потрачены как раз в пределах этих понятий. Причем третья часть проходит по графе «незаконно», а это синоним слова «преступно». И тут по логике должно происходить следующее: устранение нарушений и привлечение к ответственности виновных путем вмешательства правоохранительных структур. Минувший год, по словам руководителя СПУ, был весьма «урожайным». По итогам 1200 аудиторских проверок вынесено 130 постановлений коллегии Счетной палаты. По фактам очевидного разворовывания средств направлено 25 обращений в Генеральную прокуратуру. В результате возбуждено девять уголовных дел.

Разумеется, аудиторы проверяли деятельность главных распорядителей бюджетных средств, которыми являются органы государственного управления, министерства и ведомства. И если в отчетах указывается, что виновно министерство, то называется и фамилия его руководителя. Умышленно он допускал нарушения или эти нарушения происходили без него (тогда зачем такой руководитель?), все равно отвечать ему. Вот почему «героями» аудиторских сюжетов оказались члены бывшего правительства Виктор Пинзеник (экс-министр финансов) и Игорь Уманский (и.о. министра финансов). Относительно нарушений в системе госзакупок претензии предъявлялись Богдану Данилишину (экс-министр экономики).

Брали без оглядки

ВАЛЕНТИН Симоненко, по его словам, часто информировал Юлию Тимошенко о выявленных нарушениях. Происходило это общение в телефонном режиме. Динамика переписки Счетной палаты и Кабмина была своеобразной. Информация по итогам аудиторских проверок регулярно направлялась в Дом правительства. Но исчезала там, как в бездонной яме. Первые 9 месяцев 2009 года ответов не было вообще. Лишь в последние три месяца, когда разыгрывались предвыборные президентские инсценировки, начали поступать ответы. Готовили их рядовые исполнители, не всегда в полном объеме владеющие вопросом. А проблемы не решались ни лично Юлией Тимошенко, ни вице-премьерами.

Настораживало следующее. Никто из прошлого правительства никогда не оспаривал аудиторских выводов и представленных цифр, со всем соглашались. Ответы же на письма Счетной палаты начали появляться с сентября, когда запахло жареным. Особенно «закрутился» Кабмин, когда аудиторы признали привлечение внешних займов грубейшим нарушением бюджетного процесса. Трагизм ситуации, считает руководитель СПУ, заключался в том, что Украина впервые за годы сотрудничества с МВФ взяла деньги не на решение институциональных задач и укрепление макроэкономических показателей, а на проедание. И это вопреки существующему закону о бюджете, которым устанавливаются параметры внешних заимствований, порядок выдачи и соблюдения гарантий правительства.

Счетная палата вынуждена была обратиться к генпрокурору Александру Медведько в связи с попранием закона – превышением определенной законом о госбюджете нормы привлечения заемных средств для финансирования бюджета.

Кому аудиторы поперек горла?

КОНЕЧНО, только тому, кто позволяет себе незаконно тратить средства госбюджета. Основными оппонентами Счетной палаты в данном вопросе являются Кабмин, Минфин и Нацбанк. Оппонируют госчиновники довольно жестко. Еще не выветрились впечатления от скандала вокруг рефинансирования, которое банки получили в конце 2008 года. Лишь через судебные тяжбы НБУ предоставил для проверки документации. Ознакомившись с результатами проверки, президент Виктор Ющенко почему-то не дал им хода, их не обсуждали на заседании Верховной Рады. Более того, заметил глава СПУ, банки через своих людей в парламенте лоббировали сокращение некоторых функций Счетной палаты по отношению к НБУ.

Этот вопрос дважды рассматривал Конституционный Суд Украины. В итоге у Счетной палаты отобраны такие важные функции, как контроль эмиссии национальной валюты и использование золотовалютных резервов. Аудиторам дают лишь смету доходов и расходов Нацбанка. Материалы проверок направляются в Верховную Раду, их рассматривают в Комитете по банковской деятельности. Но даже благодаря такому контролю разница между доходами и расходами НБУ ежегодно увеличивается, и в доходную часть госбюджета поступают уже не сотни миллионов, а миллиарды гривен. Хотя могло быть и больше.