№ 111 от 23 июня 2010 г.

Через тернии — к аншлагам

В отличие от столичных театров, Макеевский театр юного зрителя не гонится за эпатажными новинками. И тем не менее на его спектаклях аншлаги не редкость.

О том, как живется театру в шахтерской глубинке, специально для читателей “РГ” рассказывает его директор Владислав Слуханенко.

Высокие устремления

– В ПОСЛЕДНЕЕ время в своем репертуаре мы делаем акцент на классику, поскольку считаем сохранение духовности стратегической задачей и главным направлением деятельности нашего театра.

Для нас все это особенно важно, поскольку мы работаем с детьми. А ведь нынешние дети — это завтрашние взрослые, поэтому очень хотелось бы, чтобы они в своем нравственном развитии не уступали предшествующим поколениям.

Уровень материальной базы и актерского мастерства позволяют нам, одному из восьми ТЮЗов Украины, ставить классику. Здание, в котором мы располагаемся, было построено специально для театра в 1971 году. Именно сюда и пришла работать русская труппа Донецкого областного драматического театра. Она же задала тон всем нашим постановкам.

Сплав молодежного дерзновения и добрых старых традиций проявляется в наших классических постановках. У нас с успехом идут “Ромео и Джульетта” Шекспира, “Ночь перед Рождеством” Гоголя, чеховская “Чайка”.

Так уж получилось, что с 1975 года ни один из театров края не ставил Чехова, и недавно, воплотив на сцене “Чайку”, мы оказались в роли первопроходцев.

Особенные зрители

– ЗРИТЕЛЬ у нас особенный. Большинство театров работает или с малышами, или уже со взрослыми людьми, а среди наших зрителей — дети всех возрастов, в том числе и самая сложная категория — подростки. Неустоявшиеся характеры, стремление к самоутверждению накладывают отпечаток на их поведение и восприятие. Учитывая это, некоторые постановки мы адресовали именно 13-17-летним зрителям. Вообще же в нашем репертуаре порядка 30 спектаклей различной направленности. Один из самых удачных, на мой взгляд, “Рядовые” по пьесе Алексея Дударева. Он посвящен подвигу советского народа в Великой Отечественной войне. Чтобы действо на сцене выглядело как можно достовернее, при подготовке спектакля мы приглашали в театр ветеранов, консультировались, советовались с ними.

Примечательно, что в спектакле “Рядовые” роль освобожденной узницы фашистского концлагеря играет актриса, которая действительно в детстве прошла через ужасы концлагеря. То есть в какой-то степени артистка воплотила на сцене собственную судьбу.

В результате, как мне кажется, мы смогли пробиться через заполненное Интернетом сознание современных детей, которые зачастую отличаются “клиповым”, поверхностным восприятием.

А летом лучше, чем зимой

– НЕ МОГУ не сказать о проблемах, коих у нас немало. Государственного финансирования хватает лишь на зарплату и коммунальные расходы.

Между тем устарела и требует обновления звуковая и световая техника, необходим ремонт.

В последний раз он был в 2005 году. Тогда средств, выделенных Донецким облсоветом, хватило лишь для того, чтобы привести в порядок зрительный зал. Теперь эта часть театра выглядит неплохо, чего не скажешь о состоянии вестибюлей и гримерок. Еще одна головная боль — отопление зрительного зала. В зимнюю стужу там температура не поднимается выше 15 градусов. Не имеем и своего транспорта. А ведь приходится часто гастролировать по небольшим городкам области...

Есть у нас балет, оркестр и активно занятая в спектаклях труппа в составе 35 человек. И все же кадровый вопрос стоит очень остро. Предоставить работникам жилье мы не можем. Высшего учебного заведения, которое занималось бы подготовкой театральных кадров, в Донецкой области тоже нет. Поэтому в театре создана студия для старшеклассников, мы учим их азам сценического мастерства и очень надеемся, что, получив соответствующие образование, они вернутся к нам работать.

В следующем году театру исполняется сорок лет. Очень надеемся встретить эту дату в статусе академического коллектива. Думаю, это позволило бы решить многие проблемы.

Донецк.