№ 109 от 19 июня 2010 г.

Саксонская жемчужина

Путешествия

...Жемчужина барокко, Флоренция на Эльбе – так издавна восторженно называли Дрезден. Столица Саксонии была знаменита на всю Европу своей великолепной архитектурой и художественными сокровищами. Но Дрезден еще и пример истинной любви жителей к своему городу, символ не декларируемого, а истинного патриотизма. Патриотизма каждодневного, подкрепленного более чем сорокалетней историей восстановления разрушенного во Второй мировой войне центра города.

Честолюбивый Август
НЕ ЗНАЮ, как у Августа Сильного было с юмором, но вот с манией величия точно все в порядке. Городом барокко Дрезден стал при нем. Курфюрст был очень честолюбив и страстно мечтал стать королем. Для этого сумел договориться кое с кем в польском сейме и… получил-таки польскую корону. Правда, пришлось сменить веру: в католической Польше не могло быть короля-протестанта. Но в этом выборе Август был не одинок. Еще Генрих IV провозгласил: «Париж стоит мессы!» За этим срочно потребовалось возведение королевских апартаментов (ныне всемирно известный дворцовый ансамбль Цвингер), которые по красоте должны были превзойти знаменитые на то время французские и итальянские дворцы (Август сам разработал первоначальный проект). Даже ворота в Цвингер монарх увенчал огромной позолоченной короной — столь сладким для него символом королевской власти, — и они теперь так и называются: «Коронные».

Но коронация, строительство дворцового комплекса и непомерное приобретение художественных ценностей привели к тому, что казна резко опустела и строительство остановилось. Последующие правители тоже приложили немало сил и средств, достраивая и украшая город, и к концу XIX века Дрезден стал подлинным произведением искусства, известным далеко за пределами Саксонии.

Фрауэнкирхе

Все изменилось ночью 13 февраля 1945 года, когда авиацией союзников была совершена бессмысленная варварская бомбардировка города, в котором не было ни стратегически важных военных объектов, ни промышленных предприятий — только толпы беженцев. К утру от Дрездена остались лишь воспоминания: 18 миллионов кубических метров обломков на площади в 15 квадратных километров, десятки тысяч погибших.

А теперь о патриотизме. После войны развалины дворцов, церквей, исторических зданий были аккуратно разобраны, все фрагменты описаны, до поры до времени спрятаны, а потом использованы при восстановлении зданий. А Фрауэнкирхе (церковь Богородицы), выдающийся памятник барокко, выстроенный при Августе Сильном, оставили разрушенной как напоминание о безумии и жестокости войны: груда камней и две уцелевшие стены.

Однако сами горожане не смирились с таким решением и после объединения Германии начали кампанию по сбору средств на восстановление церкви. К 1993 году деньги собрали, были проведены необходимые раскопки. В восстановительных работах применялись компьютерные трехмерные технологии, позволившие использовать уцелевшие фрагменты Фрауэнкирхе (недостающие каменные блоки и архитектурные элементы вытесали заново). Только в фасаде нашли свое прежнее место 3539 обломков, а в целом нынешняя церковь на 40 процентов состоит из старых фрагментов. Их легко узнать – они темнее по цвету. Дело в том, что местный песчаник под воздействием влаги со временем чернеет.

Я смотрела на собор и думала: 15 лет ушло на восстановление Фрауэнкирхе (ее открыли в 2005 году), более 40 лет – на восстановление исторического центра Дрездена. А сколько затрачено усилий, средств… И ведь процесс еще не закончен. Но верю: рано или поздно Дрезден возродится в своем прежнем величии и красоте. Дрезденцы сделают для этого все.

Шествие князей

СЛЕДУЯ от церкви Богородицы к Театральной площади, вы непременно пройдете мимо Длинной галереи, на стене которой увидите так называемое «Шествие князей», чудом уцелевшее во время той бомбежки. И теперь мы можем наблюдать, как 35 маркграфов, курфюрстов и королей из династии саксонских князей при оружии и в костюмах своей эпохи гарцуют верхом на лошадях. Внизу указаны их титулы, прозвища, гербы и даты правления. Между князьями следуют герольды и воины, слуги и знаменосцы, торговцы, студенты, дети... Только женщин вы здесь не найдете: тогда представительницы прекрасного пола жили по принципу трех «к» – Kirche – Kuche – Kinder (церковь – кухня – дети). Свои права женщины отстояли позже.

Это огромное панно длиной в 102 метра в 1873–1876 годах создал художник Вильгельм Вальтер методом сграффито. Но со временем туманы и влага от протекающей рядом Эльбы сильно повредили живописный слой. Знаете, какой выход нашли дрезденцы? Панно поделили на квадраты, пронумеровали, перенесли рисунок на плитки из мейсенского фарфора и в 1906 году заново собрали на стене – 24 тысячи пронумерованных и вручную расписанных фарфоровых плиток! Дорого, но на века!

Эх, дороги...

ПОКИДАЕМ прекрасный Дрезден. Впереди – долгий переезд в Украину. Наш автобус мчится по автобану: ровная езда, спокойно можно пить кофе или чай, не боясь облиться, отсутствие до крайности надоевших билбордов на каждом шагу... Просто мечта, а не путешествие.

Сегодня строительство каждого нового километра такой трассы обходится в 10 миллионов евро. Дорожное покрытие, представляющее собой «слоеный пирог» толщиной около 60 сантиметров, изготовленный по очень сложному специфическому «рецепту», плюс повышенные меры безопасности дают возможность автолюбителям не ограничивать себя в скорости. Недаром автобаны проектировали для взлета самолетов.

Под ровный шорох шин мы заснули. Проснулись от того, что автобус швыряло из стороны в сторону, как во время шторма, двигатель натужно выл, что-то скрипело, дребезжало... С полок посыпались вещи. Землетрясение?! Через минуту пришло понимание: это родина встречает своих не в меру расслабившихся за границей детей...