№ 105 от 15 июня 2010 г.

И за маму, и за папу

Жизнь как она есть

Нина Ивановна третий год на пенсии, но пожить для себя не получается. С ней живут две внучки — 19-летняя Наташа и 16-летняя Саша, которым она заменяет родителей. К тому же дома и на огороде дел невпроворот.

Я поинтересовался, что с родителями девочек. Нина Ивановна сразу погрустнела, тяжело вздохнула, потом ответила:

— Мой сын и его жена — пьяницы. Не работают, шляются по вокзалам и мусорникам. Насобирают бутылок, сдадут, напьются. Проспятся и опять ищут, где бы найти на выпивку. Разве можно таким трутням доверять воспитание детей? Вот я и забрала девочек.

— Неужели ваш сын и невестка не тоскуют по ним?

— Какая тоска?! Да они счастливы, что избавились от детей!

Мы вели за чаем неторопливую беседу, и мне не давала покоя мысль: как у честной, работящей, умной Нины Ивановны сын оказался таким никчемным?

Я осторожно задал этот вопрос, и она объяснила:

— Мой муж еще в начале нашей семейной жизни начал выпивать. Денег домой почти не приносил, зарплату пропивал с дружками, вечно где-то пропадал. Я хотела развестись, да мать отговорила: мол, ребенку нужен отец. А ведь он никогда и не интересовался сыном. Помню, классе в 5-м наш Вовка стал плохо учиться, уроки прогуливал. Ну я и обратилась к мужу, чтобы повлиял на него. А Иван схватил кухонный нож, приставил сыну к горлу и заорал: “Ты почему не учишься, сволочь?! Еще одну “двойку” получишь — зарежу, как собаку!” Мальчишка страшно перепугался и после этого случая стал заикаться. Я поняла, что с таким мужем жить нельзя, и вскоре мы развелись. Вове тогда 12 лет исполнилось. Я работала на двух работах, чтобы прокормить и одеть ребенка, ведь бывший муж платил жалкие копейки, и то нерегулярно. Сын оставался без присмотра и попал под влияние соседского мальчишки. Вместе они ограбили ларек на вокзале. Потом пошли пьянки, наркотики, в конце концов мой сын угодил в тюрьму. Непутевый он, несчастный, невезучий. Есть в том и моя вина. Вот сейчас пытаюсь искупить свой грех, воспитываю Вовкиных девочек, уделяю им то внимание, каким в свое время обделила сына.

— Нина Ивановна, не казните себя.

— Казни не казни, а ведь во многом я действительно виновата. Мне надо было обратить внимание, сколько пьют в семье моего мужа. Но я по молодости не заметила. К тому же Иван был статный, красивый. К сожалению, с лица воду не пить. И еще одну ошибку я совершила. Когда стал он уходить в запои, надо было идти к его начальству, требовать, чтобы его прорабатывали на собраниях. Надо было Ваню лечить от алкоголизма. Ведь в те годы с пьянством реально боролись. Но я постеснялась выносить сор из избы, думала, что сама справлюсь. Не справилась...

— А внучки-то хоть хорошие у вас? — перевел я разговор на более приятную тему.

— Хорошие, работящие, — сразу оживилась Нина Ивановна. — Учатся старательно, по хозяйству мне помогают, в свободное время вышивают. Я постараюсь все сделать для того, чтобы девчонки не повторили ошибок моей молодости. Только бы у меня сил и здоровья хватило...