№ 97 от 02 июня 2010 г.

Нежин, нежинцы и нежинки

Бьюсь об заклад: человек, приехавший в Нежин за впечатлениями, в первые минуты пребывания в районе железнодорожного вокзала поспешит вынести уничтожающий вердикт в стиле Зощенко: “Нету, товарищи”. Предлагаю не спешить. За мной, благосклонный читатель.

По Черниговскому тракту


СОГЛАСЕН, вокзальчик невыразительной архитектуры, слегка раздражающего ярко-василькового цвета (хотя и довольно уютный) на высокий лад не настроит. А привокзальная площадь, лицо города, вообще навевает скуку: разбитый пыльный асфальт, три-четыре торговые точки, хаотичное скопление маршруток и популярных здесь пазиков, которых, как я полагал, уже в природе не существует. Почти весь транспорт следует через центр. Но мы с моими попутчиками отказываемся от его услуг. Реплика таксиста “Так это ж километров пять!” нас не останавливает. Мы никуда не торопимся. Неспешной походкой пройдемся по нежинскому маю.

Судьбы городов неисповедимы. В начале XIX века Нежин был одним из виднейших средних городов российской империи. Средними в ту пору называли города с населением от 5 до 25 тысяч, коих в тогдашней России было 38. В Нежине проживало 12 тысяч человек, в три раза больше, чем в Чернигове, который впоследствии стал областным центром. Поднявшись на эстакаду, пересекающую внушительной площади железнодорожное пространство, попадаем на бывший Черниговский тракт, нынешнюю улицу Шевченко, самую длинную в городе. Рассказывали, где-то здесь в самом ее начале воздвигли памятник знаменитому нежинскому огурцу. В воображении рисовался огромный в виде дирижабля овощ на высоком постаменте. Но памятник оказался куда скромнее, и если не знать, что он где-то здесь, вполне можно его не заметить.

К огурцу и памятнику ему вернемся чуть позже, а пока продолжим путь по улице Шевченко. Сначала тоже впечатлений не прибавилось: с двух сторон — невыразительные строения довоенных и послевоенных лет с облупившейся плиткой и штукатуркой. Правда, обилие зелени скрашивает этот неприглядный, малоухоженный пейзаж. Бросается в глаза непривычное для столичного жителя отсутствие тротуаров. Продвигаться приходится по обочине. Тротуары появляются ближе к центральной части города. В какой-то мере это дань традиции. Издавна приметой заштатных нежинских улиц в весеннюю и осеннюю распутицу была вязкая черная грязь. Знаток нежинской жизни литератор Николай Гербель писал о ней весьма красноречиво: “Нежинская грязь ненасытна. Она втягивает в себя все, что только ей попадается, и не иначе, как после долгой и упорной борьбы, выпускает жертву из своих грязных объятий”. Потому главные улицы, ведущие центру, были устланы дощатыми мостовыми. Они были общими для транспорта и для пешеходов. На тротуары городские власти не раскошеливались. Так, видно, и повелось с тех времен.

Из грязи в князи

ВОТ ТУТ-ТО самое время вернуться к нежинскому огурцу и пропеть ему нечто вроде гимна. Ведь именно на этой питательной грязи (а для растения она плодородная почва) произрастает известное на пространствах всей Российской империи, а затем бывшего Союза чудо, которое культивируют нежинцы с незапамятных времен — замечательное в любом виде. Что может быть вкуснее небольшого, плотного, в пупырышках, хрустящего свежего, соленого или маринованного огурчика под рюмку водки или со свежеотваренной картошечкой?!

Говорят, Екатерина II, посетив Нежин и отведав деликатесное зеленое диво, лично приказала обеспечивать императорский двор только нежинскими огурчиками. Приказ неукоснительно выполнялся до 1917 года. Тогда, по-видимому, и закрепилась слава нежинского огурца, увековеченного теперь в памятнике, открытом 16 декабря 2005 года недалеко от проходной консервного завода. Это, между прочим, первый подобный памятник в Украине.

Памятник невелик по размеру, но весьма выразителен. На погребок водружен бочонок, на котором и возлежит симпатичный бронзовый культовый овощ. Огурчик с небольшим закрученным хвостиком и не отпавшим еще цветочком-рыльцем напоминает издалека небольшую упитанную свинку. Такова национальная особенность украинского огурца.

Кстати, почему соорудили памятник? Разве нежинские огурцы сохранились только в воспоминаниях? Нам объяснили, что “тех” огурцов действительно уже нет. “Тот” огурец — экологически чистый, без химикатов.

Зона легкого дыхания

А ТЕМ ВРЕМЕНЕМ, миновав центральную площадь, мы спускаемся к утопающему в зелени детищу сиятельных российских особ меценатов братьев Александра и Ильи Безбородко — к гимназии высших наук, а ныне педагогическому университету. Это величественное сооружение в классическом стиле с легкой примесью украинского барокко, возведенное в начале ХІХ века, украсило бы любую столицу. В старинном малоэтажном Нежине оно царило на фоне скромной гражданской архитектуры правого берега реки Остер. Доминантой левого издавна являлись храмы, многие из которых сохранились до сей поры.

Гимназию окружают два сливающихся воедино парка — Графский и Лицейский. Нет в них столичного блеска и помпезности. Это место, где хочется побыть подольше. Посидеть на скамье в зеленой пещере, которую образуют заросли можжевельника, или задержаться у окруженного березами и столетними липами небольшого пруда с темной водой. Влажный, чистый, напоенный сотнями весенних ароматов воздух опьяняет. Всерьез приходит желание консервировать его и продавать, как нежинские огурцы. Природа дышит здесь полной грудью, и также полной грудью дышит тот, кто попадает сюда.

По этим садам вдоль живописных берегов реки Остер, которая на этом участке напоминает петербургские каналы, бродил неисправимый проказник и довольно посредственный ученик нежинской гимназии Николай Гоголь. Кто знал тогда о его будущих великих творениях!? А материал для них, как выясняется, он накапливал и в Нежине. Многие городские картины, отпечатавшиеся в памяти будущего писателя, нашли свое место в “Мертвых душах”. Даже описание сорочинской ярмарки, по уверениям этнографов, больше связаны с впечатлениями Гоголя о нежинских ярмарках тех времен.

Гоголя считают здесь своим. Кроме первого в Украине памятника огурцу, Нежин гордится сегодня и первым в мире памятником писателю, установленном в 1881году.

Под музыку Вивальди

НЕЖИНЦЫ и нежинки (а как иначе называть жителей этого города женского пола?) — народ веселого нрава и очень участливый. Продавец ветеринарной аптеки, у которой мы поинтересовались, как лучше пройти к гимназии, проводила нас чуть ли не до нее самой, по пути рассказывая, чем это место интересно и какое оно замечательное. Заведующая музеем Гоголя провела подробнейшую экскурсию для нас двоих.

Сложилось впечатление, что нежинцы и нежинки никуда не торопятся. Любят посидеть в сквере на центральной площади, понежиться под весенним солнцем под музыку Моцарта, Чайковского, Вивальди, которая беспрерывно льется из громкоговорителя (достопримечательность!) с утра до вечера.

Велосипеды и скутеры оставляют здесь без присмотра. А вот стулья и столы на открытой веранде ресторана со странным названием “Заморский принц” через просверленные в ножках отверстия связаны воедино гибким железным тросиком. “Крадут”, — пояснила официантка. Кстати, тщетно мы пытались отыскать в меню какое-нибудь фирменное блюдо. Не было в нем даже нежинских огурцов.

Та же история в магазинах — ничего особенного. Из сувениров в результате долгих поисков нашли только простенькие магнитные картиночки на холодильник по цене 14 гривен за штуку с изображением гимназии и Графского парка. Будем смотреть и вспоминать.