№ 95 от 29 мая 2010 г.

Когда цветет акация

Человек труда

С бывшим гарпунером Иваном Филипповым я познакомился на недавней встрече одесских китобоев. А собираются они в майские дни, когда воздух наполнен ароматом цветущей акации.

ФИЛИППОВ гордится, что гимном Южной Пальмиры стала “Песня об Одессе” из оперетты Дунаевского “Белая акация”, посвященной китобоям. Ее мелодию отбивают Одесские куранты на Приморском бульваре. В восьмимесячных рейсах китобои напевали: “Ты в сердце моем, ты всюду со мной, Одесса, мой город родной”. Мелодия этой же песни встречала их, когда они в пору цветения акации возвращались с промысла. И казалось, что весь город выходил тогда на морской вокзал, на Приморский бульвар.

— С каждым годом нас все меньше приходит на традиционные встречи, — говорил Иван Васильевич. — Китобойный промысел отнимал немало сил. Ведь работа в Антарктике приравнивается к труду на Крайнем Севере. На одесском морвокзале открыта мемориальная доска в память о моряках, погибших на китобойной флотилии “Слава” в результате несчастных случаев и похороненных по морскому обычаю в океане.

Филиппов плавал на китобойцах в составе антарктических китобойных флотилий “Слава” и “Советская Украина”. Вначале был марсовым матросом. Ночью суда-китобойцы лежали в дрейфе. А с рассветом марсовые матросы забирались в небольшие бочки, укрепленные на верхушках мачт, и просматривали в бинокли горизонт. Появлялись на ходовых мостиках и все члены экипажа, свободные от вахт. Время от времени раздавались голоса:

— Справа по борту вижу фонтан!

— Слева на траверзе — фонтан!


Вскоре ловкого и крепкого матроса Филиппова назначили помощником гарпунера. Наставником у него был Василий Логинович Тупиков.

— А у помощника гарпунера сложные обязанности, — вспоминает Филиппов. — Надо было следить за гарпунной пушкой, представляющей собой довольно сложное устройство. В трюме располагалась целая механическая система из тормозных пружин, блоков, лебедок. В конструкцию укладывали 7-дюймовый канат длиной до километра. Готовил и взрыватель, в который засыпал порядка полукилограмма дымного пороха. Затем крепил эту гранату к гарпуну.

Хорошо помнит Филиппов и своего первого добытого кита. Выстрел в него был сделан метров с сорока. А потом животное резко устремилось вперед и изрядно помотало китобоец. Добычу китов Советский Союз начал вести в трудные послевоенные годы. Тогда в продукции из китового сырья все более нуждались многие отрасли промышленности. Из него вырабатывались различного вида жиры, пищевое, кормовое мясо, витамин А, кормовая костная мука, маргарин и глицерин, разного рода спирты, хозяйственное и туалетное мыло... Китовый жир использовали для производства нитроглицерина и, следовательно, динамита. В общем, киты были важным стратегическим сырьем.

В 80-е годы прошлого века китобои всех стран ушли из Антарктики. Победили гринписовцы, называвшие этот промысел варварством и утверждавшие, что с исчезновением последнего кита на планете Земля исчезнет сама жизнь.

— В трудные многомесячные рейсы, — вспоминает Иван Васильевич, — нас влекла романтика морских экспедиций по Южному Заполярью. Уже ушедший из жизни китобой Володя Ангелин написал в своем стихотворении: “Где концы земных меридианов, чуть сходясь, вмерзают в вечный лед, нас трепали волны океанов и шторма секли из года в год”. Частицей Одессы были для нас в рейсах голубятни, устроенные на “Славе” и “Советской Украине”. Китобои привезли из Антарктиды и первых пингвинов для Одесского зоопарка.

Вместе с женой Натальей Борисовной, учительницей начальных классов, Иван Васильевич вырастил двух дочерей. Сейчас уже имеют двух внуков, внучку и двух правнуков. Внук Владислав тоже стал моряком. Плавает механиком на судах иностранных компаний. Филиппову обидно, что исчезло Черноморское пароходство, что во время “прихватизации” были утрачены для государства и многие рыбодобывающие суда.

С болью в сердце воспринял Филиппов и известие о том, что может исчезнуть и Одесское мореходное училище рыбной промышленности, носящее имя легендарного командора “Славы” и “Советской Украины” Алексея Николаевича Соляника. Раз украинский рыбный промысел сходит на нет, то и отпадает потребность готовить для него специалистов.

— Хочется верить, что украинский флот все же возродится, — говорил на прощание Филиппов, — и наши композиторы будут посвящать морякам новые песни. А для нашего поколения навечно останется в памяти веселая и лирическая история любви из оперетты “Белая акация”. История о храбром капитане Косте, о ветреной вертихвостке Ларисе и искренне влюбленной в Костю девушке Тоне.

Одесса.