№ 94 от 28 мая 2010 г.

Мое рабочее счастье

Штрихи к портрету современника

Эти простые слова выведены на титульном листе записной книжки киевского слесаря-сборщика Владимира Линкевича, позволившего ознакомить с содержанием некоторых страниц читателей “Рабочей газеты”.

Первая перчатка

ДЕСЯТЬ ЛЕТ с того дня, как не стало моего Отца. Пишу это слово с большой буквы, потому что все его земные дела достойны высокой оценки и восхищения. Так считаем не только я, моя младшая сестра Галя и 87-летняя любимая мамочка. Вряд ли найдется в нашем живописном селе Дубы, что на Черкасщине, человек, который был бы о нем иного мнения. Отец работал лесопильщиком. Но в этой обычной профессии не было ему равных. “Вот и ты, — поучал он меня, — старайся во всем быть лучшим”. Его огорчило, когда десятилетку я не “вытянул” на золотую медаль. Зато как он гордился, что я единственный среди сельских любителей спорта имею приз “Первая перчатка” за участие в районных соревнованиях по боксу!

Те состязания проходили весной, за три месяца до выпускных экзаменов. Рингом служила сцена Овручского районного дворца культуры. Против меня выступал тоже выпускник, парень из другого села. Когда во втором раунде я, оступившись, свалился на канаты, отец, присутствовавший здесь, крикнул мне: “Не дрейфь! Вперед!” В третьем раунде я пошел в атаку. В голове все время звучали слова любимой песни отца: “При всякой неудаче давать умейте сдачи, иначе вам удачи не видать”. Незадолго до гонга я смог нанести сопернику мощный удар, он упал, а зал взорвался криками... Победа была за мной. Приз — две спаренные кожаные перчатки — хранится у меня как напоминание об отцовской науке во всем стараться быть лучшим. Об этом же он не раз писал мне, когда я служил танкистом в Советской Армии.

Привет с седьмого неба!

...В СЕЛО я вернулся бравым молодцом с сержантскими нашивками. За три года службы сумел стать неплохим механиком-водителем. Мог управлять трактором, а немного подучившись, стать неплохим шофером. Но вышло так, что в райкоме комсомола мне предложили комсомольскую путевку на столичные стройки. Там меня направили в бригаду бетонщиков домостроительного комбината № 1 “Киевгорстроя”, зачислили на вечерние курсы, где готовили рабочих широкого профиля. Поселили в общежитии.

Скучать было некогда. Работа, конечно, утомляла. Заливать железобетонные плиты для перекрытия — не мед ложкой хлебать, как замечал наш звеньевой Гриша Шаповал. Но после смены откуда-то появлялись силы для четырехчасовых занятий. Вскоре я уже мог работать арматурщиком, электрогазосварщиком и стоять у пульта бетоносмесительного агрегата. Когда начали строить Киевский телецентр, мне посчастливилось попасть в группу монтажников металлических конструкций. Работа там кипела, мы соревновались за право выполнять самые сложные работы. Домой сообщал, что получил звание ударника коммунистического труда, избран комсоргом участка. Стал больше зарабатывать, привозил домой подарки. Отец улыбался: его родительское самолюбие было удовлетворено.

...Телевышка росла на глазах. Я уже возглавлял бригаду монтажников-высотников. Письма домой я начинал словами: “Привет с седьмого неба!”. В день пуска башни на ней развевался флаг Советской Украины, водрузить который доверили мне и еще двум монтажникам из нашей бригады — Валерию Олежко и Василию Сигалову. Прибывший на открытие первый секретарь ЦК Компартии Украины Владимир Щербицкий вручил нам по цветному телевизору.

Тот день преподнес мне еще один подарок. Я познакомился с девушкой, которая стала моей женой. Жили мы с Валентиной поначалу в общежитии, а когда на свет появились Алла и Коля, бывший руководитель предприятия Анатолий Чех преподнес ключи от двухкомнатной квартиры.

Письмо сестре

...И КАК земля еще держит тех, кто развалил Советский Союз? Мать с отцом слезами обливались, узнав, что Галя, проживая с семьей в Москве, теперь гражданка другой страны. Переписка с Галочкой не прекращается. На днях послал ей новое письмо. Думаю, сестра обрадуется тому, что мамочка наша еще в свои годы энергично ведет хозяйство. У нее хватает сил держать кур, готовить корм для кабанчика. Мы с Валей ездили в Дубы, помогли садить картошку. Односельчане ее уважают. Ольга Николаевна не ленится сходить в сельсовет, чтобы помочь немощной соседке выписать дрова, купить в аптеке лекарства. Написал я сестре о своих детях. У Аллы и Николая уже свои семьи, радуют нас с женой внуками. На здоровье, слава богу, не жалуемся. Валюша уже получает пенсию, но работает на молокозаводе. Мне до пенсии — два года.

Только утаил я от Гали, что ее брат, когда-то специалист высокого класса, теперь на авторемонтном заводе клепает диски, выравнивает нестандартные крышки, подгоняет к пазам капоты или сваривает металлические уголки к прицепам. Да, это тоже надо кому-то делать. Но получать за это всего тысячу гривен в месяц — унизительно и оскорбительно. Вот так сложилась моя трудовая биография, таково мое рабочее счастье. По-другому при нынешних временах вряд ли будет...