№ 91 от 22 мая 2010 г.

Мой сон, мой Париж

Путешествия
Говорят, чтобы выразить свое впечатление о чем-то, главное — передать ощущение, сформировавшееся от всего увиденного, услышанного, испробованного на вкус. Так вот сей город оставил ощущение солнечного света, радости, пленительных ароматов. И все это — ПАРИЖ...

Мосты, развязки и метро

МЫ ПОДЪЕЗЖАЛИ к Парижу в час пик. Поля и перелески вдруг сменили здания промышленных предприятий и супермаркетов, появились многоуровневые транспортные развязки, в которых незаметно растворился плотный поток автомобилей, и вот мы уже едем вдоль набережной Сены. Пусть неспешно, но едем, а не стоим в километровых пробках, как это постоянно происходит в конце рабочего дня в Киеве.

В Париже нет и проблем с пробками на мостах, как, например, в нашей столице. И знаете, почему? Через Сену перекинуто 36(!) автомобильных мостов (через Днепр в Киеве — 4). Самым роскошным из них считается мост Александра III, украшенный позолоченными колоннами, купидонами, нимфами и крылатыми конями. Самым известным — мост Согласия, построенный из камней разрушенной Бастилии. Самым старым и романтическим — Новый мост (открыт в 1606 году Генрихом IV). Есть, правда, и старше — Малый мост (самый короткий в Париже, его длина всего 32 метра), который помнит еще те времена, когда Юлий Цезарь завоевывал Галлию, но он сегодня пешеходный.

Разгружает дороги и система тоннелей, соединяющих центр с окружной дорогой. А есть еще велосипедные дорожки и... сеть автоматических пунктов проката велосипедов Velib, действующая с 2007 года. Стоянки находятся чуть ли не через каждые 300 метров: взял велосипед, доехал до нужного места и оставил на ближайшем прокатном пункте из 1450(!) существующих. Считается, что это самый быстрый способ перемещения в черте города, которому уступает даже метро, хотя последнее по праву — один из самых удобных, быстрых и дешевых видов транспорта. Метрополитен, открытый в июле 1900 года, сегодня насчитывается 16 линий с 300 станциями (это на два миллиона жителей!). Причем одна линия метро может иметь три(!) конечных станции: на каком-то этапе путь раздваивается, и поезд едет совсем не туда, куда вы хотели попасть.

...Этот город, знакомый до слез

В ПАРИЖЕ я почувствовала себя почти дома. Почти как в Киеве. И дело даже не только в том, что здесь тоже много цветущих каштанов, тоже не так чисто, как, например, в Вене. Не только в том, что парижане дружно переходят улицу на красный свет, а в жару дети тоже плещутся в фонтанах, как у нас на Майдане. Нет, главное все-таки, что в памяти нашей “сидит” столько местных знаковых названий! Ведь знакомство с Парижем происходит еще в детстве. Морис Дрюон, Виктор Гюго, Хемингуэй, Франс, Сименон и Дюма — вот наши первые гиды по французской столице. Во время прогулки по парижским проспектам, бульварам и площадям прочитанное просто обретало зримые объемные формы, знакомые и незнакомые одновременно.

Знаменитый Нотр-Дам де Пари оказался вовсе не мрачной, давящей человека громадиной (спасибо Гюго), а легким изящным храмом, похожим на резную шкатулку из слоновой кости, с массой скульптур и витражами в окнах. Елисейские поля — не полями оказались, а проспектом. А богемный район Монмартр — не вызывающе шумным, но тихим и даже сонным.

Добрую половину острова Сите занимает Дворец правосудия, в который буквально встроен бывший королевский замок Консьержери. Он сохранился со времен династии Капетингов. Кстати, в свое время в Консьержери жила наша соотечественница, дочь Ярослава Мудрого Анна, выданная замуж за французского короля Генриха I. Образованная княжна привезла во Францию свою библиотеку, в том числе знаменитое Евангелие на славянском языке. На этой книге в течение многих веков клялись короли Франции, вступая на престол.

Покидая замок, король оставлял его на попечение консьержа. Не удивляйтесь. Это сейчас консьерж — простой вахтер в дверях подъезда. А сотни лет назад эту должность занимал сановник высокого ранга, отвечавший за сохранность королевского имущества и казны. Вот как за века измельчала профессия!

Вообще, по Парижу надо ходить. Иначе не прочувствуешь его ауру, настроение, его вневременность. Городу более двух тысяч лет. Он древний и молодой, умудренный веками и легкомысленный, беззаботный и полный жизни. Мы бродили по вечернему Парижу несколько часов. От белоснежной, устремленной в небо Сакре-Кер вниз к Лувру и по набережной Сены до Елисейских полей. Кстати, ориентироваться в городе достаточно легко, особенно если есть карта. Но если ее нет — тоже не беда: все остановки оборудованы большими стендами с картами, на которые, помимо улиц, нанесены маршруты общественного транспорта.

Болевая точка

А ВОТ на улицу Риволи мы попали днем, и это было огромным испытанием для психики. Здесь расположились бутики средней ценовой категории (например, футболка от 8–10 евро). Невольно задумываешься, почему в Киеве товар такого же качества минимум в два раза дороже, чем в центре Парижа.

Зато кофе в бистро показался очень дорогим, что было чревато полной потерей аппетита и, как следствие, перспективой голодной смерти. Но потом мы стали считать в абсолютных единицах. Итак, средняя зарплата в Париже составляет 2000 евро, в Киеве — 2000 гривен. Тем не менее там чашка кофе стоит 1,6 евро, а у нас — 8 гривен. Их рогалик — полтора евро, наш — от пяти гривен. И так далее. Например, поездка на такси от площади Звезды до гостиницы нам обошлась в 8 евро (расстояние примерно как от Шулявки до Петровки). Только предложи мы киевскому таксисту 8 гривен за поездку, он поднял бы нас на смех. Это к вопросу о том, дорого ли там жить. Нам — да, им — в четыре раза дешевле, чем нам у нас. Обидно.