№ 87 от 18 мая 2010 г.

«Допрос» в прямом эфире

Слово не воробей

Юлию Тимошенко поймали на откровенной лжи. В эфире ток-шоу “Шустер Live” она просто отказалась отвечать на вопросы, касающиеся ее криминального прошлого.

«Нервно я губы кусаю...»

НА ВЫСТУПЛЕНИИ Тимо­шенко в начале передачи мы останавливаться не будем. Все это мы уже слышали. Куда больший интерес представляет информация, озвученная экс-заместителем генпрокурора Украины Николаем Обиходом:

— С ваших слов, Юлия Вла­димировна, следует, что по всем уголовным делам, возбужденным против вас, якобы имеются решения судов, которыми эти дела закрыты ввиду отсутствия состава преступления. Ра­ботая в Генпрокуратуре, я неоднократно изучал этот вопрос. Категорически вам заявляю, что нет ни одного судебного решения, констатирующего, что в ваших действиях не имеется состава преступления.

В это время камера выхватила нервно покусывающего губы народного депутата Геннадия Москаля. Опытный милицейский генерал отчетливо видел уязвимость своей нынешней соратницы по оппозиционной деятельности.

— Это можно назвать украинским словом “брехня”, но поскольку вы женщина, я скажу более мягко: это неправда, — продолжил Обиход. — Это знают в Верховном суде, это знают и в других судах. Об этом скажет любой юрист, имевший хоть малейшее отношение к вашим делам. Почему вы говорите неправду? И второе. Вы говорите, что мы перерыли все и не нашли никаких ваших счетов. Но это подтвердила не только украинская прокуратура, но и американская юстиция. Есть такая кипрская оффшорная компания “Агропродимпекс Кипр Лимитед”, владелицей и распорядителем счетов которой вы являлись с 1992 по 1997 год. Доказано, что с этих счетов состоялось перечисление 86 миллионов долларов США через счета посредников на личные банковские счета Павла Лазаренко. Я впервые имею такую возможность в прямом эфире задать вам вопрос: вы подтверждаете эту информацию?

На Юлию Тимошенко жалко было смотреть. Нет, она не заплакала, как на одной из прошлых передач, но хихикала, качала головой из стороны в сторону, закатывала глаза — короче говоря, заметно нервничала. В ответном слове Тимошенко вспомнила Кучму, обвинила всех и вся в заказном характере уголовного дела против нее, но отвечать на заданные по сути вопросы не стала. Вся ее аргументация свелась к тому, что некрасиво оскорблять женщину, дескать, я же никогда не позволяла себе оскорблений в адрес оппонентов. И это говорит политик, в лексиконе которого самые мягкие слова “мафиозные кланы” и “бандиты”. О “колючей проволоке для Донбасса” мы скромно умолчим.

Повод задуматься

И В ЗАВЕРШЕНИЕ несколько слов по уголовному делу, о котором сейчас все говорят. Еженедельник “2000” пишет: “Но из совершенно достоверных источников “2000” стало известно, что всю эту забытую историю реанимировала сама оппозиция. Нам трудно судить, какими суммами при этом оперировали, какие старые связи задействовали оппозиционеры, но правдивость этой информации проверяется простой логикой. Давайте подумаем: кому это выгодно?” А выгодно это, пишет издание, самой Юлии Тимошенко, рейтинг которой опустился до катастрофически низких отметок. Соответствует или нет действительности эта информация? Пусть разбираются компетентные органы. Но мы присоединяемся к коллегам из “2000”, которые удивляются: почему на свет божий вытащили не дела по разворовыванию миллиардов, созданию газовых схем, а относительно мелкое и трудно доказуемое дело о “покушении на дачу взятки”? Согласитесь, есть над чем подумать.