№ 86 от 15 мая 2010 г.

Одиссея зеленых жемчужин

В прошлый раз мы рассказали о драматических поворотах в судьбе одного из красивейших дендропарков Европы — уманской “Софиевки”. Теперь наш путь пролегал к берегам красавицы Роси — в старинный, почти 1000-летний город, названный в пору своего рождения Юрьевым-Русским и носящий ныне романтичное “имя” Белая Церковь. Здесь находится еще одна зеленая жемчужина Украины — не менее известный, чем “София”, 225-летний государственный парк “Александрия”...

Потемкин-то был коррупционером!


КАК И “СОФИЕВКА”, белоцерковское чудо (так называют порой “Александрию”) имеет давнюю историю. В 1770-х годах, когда над значительной частью Украины еще довлела власть Речи Посполитой, один из богатейших польских вельмож граф Франтишек Ксаверий Браницкий получил в подарок от своего короля Станислава Понятовского белоцерковские угодья. Однако жизнь в Европе тогда складывалась так, что, засыпая в одной стране, ты мог запросто проснуться в другой. Подобное случилось и здесь. Начался распад и раздел Польши. Галиция отошла во владения австрийских Габсбургов, а остальная часть правобережной Украины оказалась в России. Белая Церковь вернулась в материнское лоно.

Браницкий стал часто бывать в Петербурге и в 1781 году женился в северной столице на племяннице светлейшего князя Потемкина Александре Васильевне Энгельгардт. Зиму молодожены проводили в Петербурге, при дворе Екатерины II, а летом уезжали в свои украинские имения. Чаще всего в Белую Церковь. Именно здесь одна из первых фрейлин императрицы (злые языки утверждали, что она ее внебрачная дочь), волевая и целеустремленная графиня Александра решила украсить летнюю резиденцию парком, не менее изысканным, чем те, что видела в Петербурге. И в середине 1780-х,
когда хитрец Потемкин готовил юг Украины к “большому путешествию” Екатерины (помните, знаменитые потемкинские деревни?), такое строительство началось. Шло оно, если верить старинным источникам, “на коррупционной основе”: используя свое “служебное положение”, светлейший князь “помогал” племяннице... государственными деньгами.

Так начиналась биография еще одной зеленой жемчужины Украины — дендропарка “Александрия”, стоящего в ряду лучших образцов европейского садово-паркового искусства.

Сад магнолий у Турецкого домика
В “АЛЕКСАНДРИЮ” мы приехали в разгар субботника. В одном из уголков парка, известном как мемориальный цикл Воронцова, шла закладка сада магнолий. Кто-то рыл ямки для саженцев, кто-то устанавливал ограждения, кто-то подносил деревья. Руководил процессом директор дендропарка, кандидат биологических наук Сергей Галкин. Но вот, справившись с неотложными делами, директор подошел к нам. Как и на всех, на нем рабочая куртка с надписью над карманчиком: “Дендропарк “Александрия”. В руках — рулетка.

— Приходится все время ходить с “инструментом”, — улыбается Сергей Иванович. — Деревья уже взрослые, и расстояние между ними должно быть не меньше четырех метров. Нарушать этот “норматив” нельзя. Поэтому и контроль жесткий...

Галкин рассказывает о цели субботника, отвечает на вопрос, почему так называемый Турецкий домик вполне обычного, не “восточного” вида.

— Вы знаете, что графиня Браницкая воспитывалась в Петербурге. Так вот, увиденное там, в частности в Павловске, позже появилось и на берегах Роси. “Александрия” — классический российский парк конца XVIII — начала XIX столетия, — говорит Сергей Иванович. — Все ландшафты взяты именно оттуда. Много внимания строители уделяли мемориальным парковым комплексам. Первый был посвящен Потемкину. Следующий (царский сад) — Александру I. Здесь до сих пор сохранились семь ясеней, посаженных им и членами царской семьи. Ну а третий посвящен герою Отечественной войны 1812 года, участнику русско-турецкой кампании 1828–1829 годов зятю Александры Васильевны графу Михаилу Воронцову. Работая в архивах, мы тщательно изучили, как выглядела эта часть парка. И теперь стараемся воссоздать именно ту обстановку, которая тогда была в “Александрии”. Субботник, сад магнолий у Турецкого домика — часть этой работы...

Водокачка в историческом объекте

НО ПОЧЕМУ ЖЕ вполне европейское сооружение называют Турецким домиком? Что в нем необычного?

— В сентябре 1828 года, — рассказал Галкин, — сменив раненого контр-адмирала Александра Меншикова, руководившего осадой оккупированной турками болгарской крепости Варна, генерал Воронцов в короткий срок овладел ею и получил награду — золотую шпагу с бриллиантами и надписью “За взятие Варны”. А вскоре в “Александрии” появился и парковый комплекс, посвященный герою военной кампании. Центром композиции стал Турецкий домик, названный так в связи с тем, что в его стены вмонтировали мраморные плиты, восхвалявшие величие правителя Османской империи Махмуд-Гази Хана. Их сняли в Варне, войдя в крепость, солдаты Воронцова. Архитектурой этот домик, в самом деле, Турцию не напоминает, но тайну его названия мы раскрыли. Нашли и мраморные плиты, которые вместе с садом магнолий помогут привести мемориал в первоначальный вид...

Работы здесь непочатый край. Многое осложняется тем, что исторический объект местные власти почему-то приспособили под водокачку. И, несмотря на то что земля под Турецким домиком принадлежит “Александрии”, Национальной Академии наук, уходить отсюда “водопроводчики” не спешат. Сергей Иванович надеется, что хотя бы теперь городские службы справедливо решат проблему. Ведь белоцерковский парк включен в культурную программу “Евро-2012”, и дело чести сделать так, чтобы гости европейского футбольного первенства увидели истинное лицо украинской жемчужины. Однако пока работы идут близ домика. Кроме сада магнолий, появятся плакучие деревья, прекрасный розарий, фонтаны и “пушкинские” скамейки. Правда, для всего этого нужны деньги. И немалые...

Если посчитать по «коровьей формуле»
“АЛЕКСАНДРИЯ” отличается от “Софии”. Здесь нет “гомеровских” парковых композиций, “елисейских полей” и “амстердамских шлюзов”. Зато есть сказочное величие древних дубрав, сосновых и березовых рощ, особые простор и привольность. Поистине фантастическую красоту здешним местам придает Рось, на протяжении семи километров не расстающаяся с “Александрией”. Здесь очень тихо и спокойно, думается легко. И не случайно так любили этот парк и гениальный Пушкин, и демократ Шевченко, и “старик” Державин.

Есть в самом крупном дендропарке Украины и свои “перлы”. На просторах, превышающих 400 гектаров, рядом с липами, елями и пеониями, рядом с нежными фиалками и ромашками разместилось бесчисленное количество озер. Поражают и памятники архитектуры, монументального искусства. Один из них, колоннада “Эхо”, обладает просто волшебными свойствами. Слово, сказанное шепотом в одном конце сооружения, без труда услышишь в другом. Хотя расстояние здесь большое — почти 35 метров. Хороши мраморные скульптуры и вазы работы итальянских мастеров. Очень любят посетители изящный и легкий Китайский мостик, с которого отрывается великолепный вид на два озера с водопадами и белоснежными лебедями...

Для того, чтобы поддерживать все это богатство, расширять и приумножать наше национальное достояние, нужны хорошие деньги. Прикинем, какие. Фраза “Это жемчужина Украины, она вообще не имеет цены”, безусловно, верна. Однако попробуем все же использовать цифры. Ведь чтобы сохранить бесценный дар, надо нести определенные затраты. Парк необходимо восстанавливать, обслуживать и развивать. Так вот по свидетельству самой Александры Браницкой, на сооружение парка потрачено свыше четырех миллионов рублей. Сколько это будет сегодня? Если учесть, что корова стоила тогда 4 рубля, а сейчас 5 тысяч гривен, то для строительства парка нужно в наших единицах не менее четырех с половиной миллиардов.

Предположив, что “коровья формула” верна (по крайней мере, не дает завышенных результатов) и что для поддержания и развития парка ежегодно требуется только два процента вложенных средств, нетрудно подсчитать, что искомая сумма должна быть не меньше 90 миллионов гривен. А что имеет “Александрия” сегодня?

— Денег нам бюджет дает крайне мало. Это и понятно: мы структура Академии наук, которая и так сидит на голодном пайке. Ведь по недоброй, сложившейся с приходом “независимости” традиции, наука финансируется по остаточному принципу, — комментирует ситуацию Галкин. — Скажу, например, что на одну из главных операций — посадку деревьев — “Александрия” получает в год ...десять тысяч гривен. Если бы не спонсоры, мы и нынешний сад магнолий вряд ли б посадили. Ведь каждое такое дерево стоит 500 гривен...

Белоцерковский дендропарк — единственное подразделение Академии наук, сумевшее попасть в целевую программу “Евро-2012”. Однако и тут денег парку дают очень мало, поскольку на “основных объектах” идут авральные работы. В чуть лучшем, но тоже непростом финансовом положении пребывает нынче и “София”.

Помогают «спецпроекты» и... безработица

– ЧТОБЫ ВЫЖИТЬ, приходится подрабатывать самим, — говорит директор “Софиевки” доктор наук профессор Иван Косенко. — Например, в минувшем году мы заработали 11 миллионов таких “спецденег” — втрое больше, чем дал бюджет. Однако и этого не хватило, чтобы хорошо вести хозяйство, платить достойную зарплату постоянным работникам (их у нас сто сорок два), занимающимся научной деятельностью и проблемами обслуживания парка. Из-за нехватки денег мы не можем наладить нормальную работу теплиц, туманообразующих установок и фонтанов. И каждую зиму, когда нет посетителей, завершаем сезон с большими долгами за электроэнергию, газ и воду...

Парадоксально, но факт. Сводить концы с концами государственной структуре, которой, как и “Александрия”, является “Софиевка”, помогают не бюджет, а собственные спецпроекты. Мы ознакомились с ними и убедились, что в Умани проделали огромную работу. Что же дают “Софии” спасительные средства?

— Кроме “специализированных” экскурсий, входной платы, доходы приносят и “чисто собственные источники”, — поясняет Косенко. — У входа в парк построен небольшой, но комфортабельный отель.
Есть у “Софиевки” и ресторан. Кстати, государственное заведение. В парке продаются сувениры и картины местных художников. Мы разводим и реализуем саженцы. За небольшую плату можем прокатить на лодке, пароходе или в настоящем экипаже...

Все это и позволяет “Софиевке” хоть как-то развиваться, создавать новые рабочие места и даже платить скромную зарплату четыремстам сезонным рабочим, занимающимся наведением порядка в “экскурсионное время”.

По другому выглядит экономика “Александрии”. Она словно пребывает в иной весовой категории. И вины коллектива парка здесь нет.

— Мы тоже могли бы развивать “бизнесовые направления”. Но для этого нужен начальный капитал, который у нас отсутствует, — сокрушается коллега Косенко Сергей Галкин. — Не знаю почему, но повелось так, что главное внимание уделяли “Софии”. А мы оставались на обочине. Быть может, в будущем ситуация изменится, но сейчас, повторяю, нам очень трудно. Уход за территорией, уборка аллей, покос травы, установка парковых скамеек, которых, конечно же, не хватает, сохранение и приумножение растительного генофонда требуют огромных затрат. Недавно мы установили-таки 170 новых скамеек. Так вот, ножки для каждой из них стоят по тысяче гривен... Мы стараемся развивать экскурсионную работу, интенсивнее использовать резервы питомника, но пока это мало что дает. Можно было бы увеличить входную плату, которая у нас до смешного низкая, но делать этого мы не хотим...

В самом деле, в “Александрии” самая низкая среди дендропарков Украины цена входных билетов. Например, в “Софиевке” взрослый билет стоит 12 гривен, а — 6, детский, соответственно у нас — 7 и 3 гривны. И изменять что-то сотрудники “Александрии” не намерены. Почему? В городе 200 тысяч жителей. И многие из них приходят в парк, чтобы просто отдохнуть. Представляете, каково им будет, если мы вдвое поднимем цену, ведь жизнь и без того сейчас несладкая, говорили нам. И рассказывали, как радуются любой конференции или симпозиуму, на которых можно пообщаться с коллегами и безвозмездно получить (в подарок) немного саженцев. Благо у ботаников еще остались совесть, честь и чувство локтя.

А еще выручает “Александрию”... безработица. Не имея возможности привлекать сезонных рабочих (бесплатно ведь никто трудиться нынче не хочет), дендропарк использует бригады “бюджетников”, которые подсылает сюда иногда городской центр занятости.

Такова одиссея наших зеленых жемчужин. Таков их непростой двухвековой путь. Казалось, пережив убийственные встречи со Сциллой войн и Харибдой наводнений, они достигли наконец заветного берега. Но вышло так, что здесь их ждут еще более тяжелые испытания вывернутой наизнанку современной украинской жизнью. Выдюжат ли они без должной государственной поддержки? Не превратятся ли из сокровища в заурядный и никому не нужный камень?..

Киев — Умань — Белая Церковь — Киев.

По желанию клиента лотки убк недорого по низким ценам.