№ 82 от 08 мая 2010 г.

Партизанская любовь

Фронтовая история

Обещание

ЭТА ИСТОРИЯ началась 14 сентября 1941 года в селе Носовка на Черниговщине. В тот день десятиклассница Галя Данилко вместе с одноклассниками пришла в школу, и учительница объявила, что в соседнем селе немцы, поэтому детям следует разойтись по домам и быть благоразумными.

На улице школьники увидели односельчан, столпившихся на обочине дороги, по которой в повозках и пешком двигались раненые из прифронтового госпиталя. Причитая и плача, женщины совали им хлеб, картошку, яблоки, поили молоком. Подростки тоже заплакали.

В конце колонны раненых ехали перебинтованные всадники кавалерийского полка. Их было всего 18 — столько осталось после боя. Вдруг один из всадников нагнулся к Гале.

— Чего ж ты, курносая, плачешь?

— А чего ж вы отступаете, защитники наши?! — дерзко ответила девушка.

— Ничего, потерпи, скоро вернемся с победой. Тогда пойдешь за меня замуж?

Гале вдруг стало стыдно за свою резкость. Кавалерист был ранен в голову. Повязка перепачкана кровью. Жалость захлестнула девушку.

— Выйду, возвращайся скорее! — ответила она и помахала рукой.

А кавалерист подстегнул лошадь, чтобы догнать товарищей.

Дорога из села шла через свекловичное поле. Впереди чернел лес. И вот, когда вся колонна растянулась по дороге, ее, словно движущиеся мишени в тире, стали расстреливать фашисты, поливая раненых, не способных оказать сопротивление, пулеметным огнем...

В партизаны

НА СЛЕДУЮЩИЙ день немцы уже хозяйничали в селе. Назначили старосту. И тот послал старших девочек, в том числе и Галю Данилко, выносить тела погибших с засеянного свеклой поля. Три человека оказались живыми. В одном из них Галя узнала своего вчерашнего “жениха”. Не сговариваясь, девушки решили спасти бойцов. Они отпоили их водой, перевязали раны, а потом укрыли ботвой и травой в канавках. Ночью бойцы ушли в Носовский лес. После долгих блужданий они встретили партизан из отряда Михаила Стратилата.

До войны Михаил Иванович был секретарем Носовского райкома партии. Вскоре после начала войны, но задолго до оккупации Черниговщины, он принял очень интересное решение. В райком вызвали всех недавно прибывших в район, а также молодых коммунистов. Те, кто согласился остаться в подполье и годился для этого, были посланы в села и местечки, где их не знали. Там они заняли второстепенные должности в сельских советах, в колхозах, в больницах. Эти люди организовали явочные квартиры, создали актив сопротивления. Эти меры предосторожности спасли жизнь многим людям и стали залогом успеха партизанской войны.

Галя с первых дней оккупации тоже стала подпольщицей, а потом и связной в партизанском отряда Ивана Бовкуна, хотя это было очень опасно.

Как вспоминает Галина, она узнавала, где в соседнем селе расположены комендатура, лагерь для военнопленных, какова численность его охраны и вооружения.

Оккупанты отправляли в Германию все, что могли: скот, зерно и даже сам чернозем. На вагонах писали: “Вдячний український народ — німецькому народу!”. Были у них и виды на урожай 1941года. По заданию райкома партии подпольная группа, в которую входила и Галя, сделала все, чтобы хлеб врагу не достался. Поле полыхало пламенем, небо заволокло черным дымом. Говорят, старики, пережившие голод, стояли и плакали.

Однажды командир отряда партизан поручил Гале раздобыть аккумулятор и кислоту для радиоприемника. Девчонка вспомнила, что в кабинете физики родной школы все это было. Знала она и то, что, поскольку школу немцы превратили в казарму (украинским детям достаточно было четыре класса образования, решили они), оборудование из кабинетов было свалено в сарае при школе. А вот книги из школьной библиотеки валялись просто под открытым небом. Но пройти туда можно было только через проходную, где дежурили немцы. И все же Галя решилась. Найдя аккумулятор и кислоту, она уложила их в корзину, а сверху положила несколько томиков Гете и Гейне. На проходной ее остановил часовой, и отличница Галя объяснила ему на немецком, что хочет почитать германских классиков. Часовой заглянул в корзину, улыбнулся и пропустил.

В партизанском отряде Галя окончательно поселилась после того, как была расстреляна ее семья за то, что в доме дяди прятали раненого красноармейца. В селе оставаться было нельзя, и она ушла в лес. Ночью вокруг выли волки, тявкали лисы, и было очень холодно. Днем лес прочесывали полицаи. Двое суток пряталась девушка, боясь поднять голову. Затем, отчаявшись, встала во весь рост и, почувствовав резкий рывок за руку, упала.

Повалившего ее человека она приняла за полицая, потому что у него на рукаве была повязка с буквой “П”. Но это был возвращающийся из разведки партизан.

Так бывает

ИМЕННО в отряде Галя совершенно неожиданно для себя увидела своего “жениха”-кавалериста. Только теперь они познакомились. Александр Шевырев был бесстрашным командиром первого отряда партизанского полка Стратилата.

Ей он казался сказочным героем. Он же видел в ней не просто очаровательную девушку с удивительно красивым голосом, но и надежную подругу. Много раз Александр был ранен, и Галя сама выхаживала его. Там же, в партизанском лесу, состоялась их свадьба.

С тех пор они были рядом. Вместе пускали под откос эшелоны. Для наступающих частей Красной Армии строили переправы и защищали их от врага.

Потом было форсирование Днепра, за которое Александр Шевырев получил звание Героя Советского Союза.

...Вечером в День Победы 9 Мая 1991 года герой-партизан Александр Иванович Шевырев был убит в подземном переходе... из-за Звезды Героя Советского Союза (сейчас ее цена без документов — до $1500, с грамотой Героя — до $2500). Неопознанное тело Героя неделю лежало в морге. Похоронен он в Киеве на Берковецком кладбище.

А его жена Галина Данилко, активистка Совета партизан, выражает пессимистические взгляды относительно будущего страны, которая отказывается от героической истории в пользу истории предательства.