№ 76 от 27 апреля 2010 г.

Секреты рукодельницы

Ее работы не продаются. Красотой — искрящимися солнцем вышитыми пейзажами, изысканными бисерными образами святых, причудливыми переплетениями растений и женских лиц — можно лишь полюбоваться на персональной выставке Ирины Данилюк в Донецком краеведческом музее.

Память детства

– В ДЕТСТВЕ бабушка водила меня в гродненский монастырь, — вспоминает Ирина Леонардовна, — где я наблюдала, как неторопливо и аккуратно монахини создают шедевры из бисера. С тех пор память хранит их уверенные и ловкие движения рук, сосредоточенный взгляд и ровные четкие стежки. А еще вспоминается дом, в котором я выросла: множество книг и дух творчества. Дедушка прекрасно рисовал и даже (исключительно для меня) проиллюстрировал сказки Пушкина, бабушка изумительно вышивала. Глядя на них, свою первую вышивку я выполнила в семь лет. Но стать профессиональной вышивальщицей никогда не стремилась. Жила, как все, училась в школе, а затем в институте, работала, вышла замуж, родила и воспитала троих детей. И все эти годы вышивка для меня была чистым увлечением. Вышивая, я самостоятельно постигла символы, исторический и идеологический смысл обрядов и символов многих народов, изучила принципы композиции изображений на примерах разных этнографических коллекций, освоила основные виды швов.

В своей работе предпочитаю использовать плотное гобеленовое шитье и ту технику расшивки бисером, которую запомнила с детства: иголка выходит из правого верхнего угла и через бусинку направляется в левый нижний. Таким образом крохотные бисеринки надежно закрепляются на ткани, не провисают. Нитки использую только качественные — ленинградские или французские. То же самое касается и бисера, избегаю низкосортной, со временем “выцветающей” китайской и тайваньской продукции.

С ликами происходят чудеса

– СХЕМЫ для вышивания беру стандартные, в том числе и те, которые можно купить в любом киоске, — делится Данилюк. — Исключением являются лики святых. Они вышиваются строго по канонам церкви. Перед работой я обязательно получаю благословение, обязательно держу пост, исповедуюсь, молюсь. А без этого ничего не получается. Так создавалась и икона “Одигитрия” (греч. — Указующая путь), распространенное изображение Богоматери с младенцем. В 2007 году эта икона была признана лучшей на всеукраинской выставке-конкурсе. Над “Одигитрией” я работала два года, за это время уложила на полотно 35 тысяч бисеринок. Не все шло гладко. Скажем, глаза богоматери я переделывала раз двадцать. Подберу цвета — вроде нормально. Вышью, присмотрюсь — не то! Снова переделываю.

Помимо этого, возникали проблемы с бисером. Очень хотелось, чтобы хитон младенца Христа имел более истертый вид, да так и не смогла купить бисер бледно-голубого оттенка. Пришлось и одежду Спасителя, и основной фон вышивать одним цветом. И вдруг произошло чудо! Хитон младенца на иконе таинственным образом потемнел! Объяснить это не могу...

Вышивка бисером требует сосредоточенности и не терпит суеты. Может, поэтому я занимаюсь ею по ночам, когда все вокруг затихает. А днем тороплюсь к детям: я преподаю вышивание в Доме детского и юношеского творчества Киевского района Донецка.

Заботы и надежды

ЖЕЛАЮЩИХ вышивать бисером много, кабинет, где Ирина Леонардовна проводит занятия, никогда не пустует.

— Дети самые разные, — рассказывает она, — в том числе и ребятишки из интерната, и дети-инвалиды донецкого реабилитационного центра “Радуга”. Получается, что во время занятий мои подопечные не только вышивают, но и учатся сострадать окружающим, помогать друг другу. Я горжусь ими. Все они молодцы. Особые надежды возлагаю на лауреатов областных конкурсов детского творчества Марию Гусак и Марию Полякову.

А еще я очень благодарна мужу. Он не только с пониманием относится к тому, что значительная часть средств семейного бюджета уходит на приобретение всяких “мелочей” для рукоделия, но и старается помочь — немалую часть работы по дому берет на себя.