№ 75 от 24 апреля 2010 г.

Репортаж из петли времени

Исторические параллели

Мужественные подвиги достовернее слов, говаривал Александр Васильевич Суворов.

23 АПРЕЛЯ 1185 года, несмотря на случившееся тогда затмение, князь новгород-северский Игорь с братом Всеволодом двинулся в поход против половцев. Как описывается в “Слове о полку Игореве”: “тогда въступи Игорь князь в злат стремень и поеха по чистому полю. Солнце ему тьмою путь заступаше; нощь, стонущи ему грозою, птичь убуди; свист зверин въста; збися Див, кличет верху древа — велит послушати земли незнаеме, Волзе, и Поморию, и Посулию, и Сурожу, и Корсуню, и тебе, тьмутораканьскый болван!” Да только разгромили половцы войско русское, князей в полон взяли, Ярославна зарыдала, “тоска разлияся по Руской земли, печаль жирна тече средь земли Рускыи”

В эти дни воинская тема становится краеугольной. 22 апреля 1918 года ВЦИК утвердил текст присяги Красной Армии, которая начиналась со слов “Я, сын трудового народа...”

Недалеко от тех мест, где половцы громили дружину Игореву, в 1942-м произошла еще одна трагедия. 1 мая был подписан приказ Верховного Главнокомандующего №130, в котором говорилось: “Приказываю всей Красной Армии добиться того, чтобы 1942 год стал годом окончательного разгрома немецко-фашистских войск и освобождения советской земли от гитлеровских мерзавцев”. План состоял в том, чтобы “последовательно осуществить ряд стратегических операций на разных направлениях, чтобы заставить противника распылить свои резервы, не позволить создать ему сильную группировку для отражения наступления ни в одном из пунктов”. Одной из таких наступательных операций и была харьковская. В случае успеха наступление под Харьковом позволило бы отсечь группу армий “Юг”, прижать ее к Азовскому морю и уничтожить.

Но планы оказались хороши лишь на бумаге. Ход событий показал, что войска еще не готовы к наступлению. Все решения командования принимались с опозданием и не соответствовали сложившейся обстановке. В итоге 22 мая наши войска были окружены на Барвенковском плацдарме. В докладе в Ставку от 30 мая Тимошенко, Хрущев и Баграмян всю вину за поражение возложили на командование армий, командиров корпусов и дивизий, а также на командование Южного фронта. После смерти Сталина, когда Хрущев встал во главе КПСС и правительства, все обвинения были переадресованы Сталину и Ставке. В своих выступлениях, воспоминаниях и “доверительных откровениях” Хрущев пытался оправдаться, свалить на других собственные просчеты, приведшие к поражению советских войск весной 1942 года под Харьковом. Перестроечная и постсоветская пресса подхватила и растиражировала его лжесвидетельства.

Пришлись на эти дни и более славные события. 16 апре­ля 1945 года советские войска начали наступление на Берлин. Начало Берлинской операции в 5 часов утра было ослепительно феерическим! Как вспоминал маршал Жуков: “В воздух взвились тысячи разноцветных ракет,.. вспыхнули 140 прожекторов, расположенных через каждые 200 метров. Более 100 миллиардов “свечей” освещали поле боя, ослепляя противника и выхватывая из темноты объекты атаки для наших танков и пехоты. Это была картина огромной, впечатляющей силы, и, пожалуй, за всю свою жизнь я не помню подобного ощущения”. К сожалению, сейчас уже остались лишь сотни людей, помнящих тот грозный и скорбный праздник огня и света.

Красная Армия начала наступление на берлинском направлении еще в январе 1945 года, раньше запланированного срока, учитывая тяжелое положение союзников после Арденнского контрудара вермахта. Снова наши шли на помощь неблагодарным союзникам.

На фоне наступления 4-11 февраля состоялась встреча “большой тройки” в Ялте — Крымская конференция.

Сначала Черчилль и Рузвельт предлагали провести встречу на севере Шотландии. Но Сталин сказал, что ему не нравятся мужики в юбках. На аэродроме Черчилль пытался убедить Рузвельта потянуть время, чтобы война продолжалась весь 1945-й.
Так союзники успели бы продвинуться дальше. Но военные рекомендовали Рузвельту действовать вместе с Москвой, причем оперативно — немцы работают над ядерным оружием.

Сталину, в свою очередь, удалось провести свою тактику. Во многом благодаря его инициативам в Ялте был заложен мир, который 50 лет длился без больших войн.

Правда, покидая Крым, Черчилль споткнулся на трапе. Через год он произнесет свою фултонскую речь, с которой начнется холодная война. В апреле 45-го в Соединенных Штатах уже новый президент — Трумэн. План возможной ядерной войны против Советского Союза приобретал реальность.

65 лет назад под Берлином советские войска пошли в атаку с плацдарма на Одере и Нейсе, находясь в 60-100 километрах от столицы рейха. Для удара, который должен был подавить немецкую оборону, была применена невиданная плотность огня — свыше 600 орудий на один километр фронта. Наиболее ожесточенные бои разгорелись на участке 1-го Белорусского фронта, где основные силы немцев прикрывали центральное направление — Зееловские высоты. Брали Берлин не только лобовым ударом 1-го Белорусского фронта, но и фланговыми маневрами танковых армий 1-го Украинского фронта. Преодолев за несколько дней более сотни километров, они прорвались к германской столице с юга и завершили ее окружение. В это время войска 2-го Белорусского фронта шли в наступление в сторону Балтийского побережья Германии. Кульминацией операции стала битва за Берлин, где находилась 200-тысячная группировка под командованием генерала Вейдлинга. Бои в городе начались 21 апреля, а к 25 апреля он был полностью окружен.

24 апреля 1945 года Генрих Гиммлер безуспешно попытался через шведского дипломата Фольке Бернадотта предложить Вели­кобритании и США безоговорочную капитуляцию германской армии на Западном фронте, стремясь все силы бросить против Красной Армии.