№ 69 от 16 апреля 2010 г.

Приподнимая угольную завесу

Стратегическое направление

О том, что последние годы стали для Украины периодом величайшего экономического спада, знают все. Но теперь, когда приподнимается завеса над истинной ситуацией, порожденной не столько мировым кризисом, сколько доморощенной “оранжевой” властью, становится ясно, насколько глубоким оказался этот спад. Сравнить его можно разве что с Великой депрессией в США.

НА ДНЯХ мы рассказали, в каком положении пребывает металлургия. Теперь опустимся в глубокие забои. Пройдемся по таким же важным для страны, но самым тяжелым и темным (и в прямом, и в переносном смысле слова) звеньям украинской экономики — угольному производству...

О падении «без очернительства»

ПОВОДОМ для сегодняшнего разговора стал прошедший на днях в Киеве пленум ЦК профсоюза угольщиков Украины. Точнее, первое “явление народу” на нем нового шефа Мин­углепрома Юрия Ященко. В отличие от представителей предыдущего “уряду”, нынешний министр не занимался “украшательством” и не “чернил” своих предшественников. “Окончательную оценку положению, в котором оказалась отрасль, сделаем позже, на основе выводов специалистов, ученых и независимых экспертов, — подчеркнул он. И продолжил: “А пока будем говорить только языком уже известных цифр и фактов”...

А они оказались красноречивее любых слов. В прошлом году и без того небольшой объем добычи угля упал на 10,6 процента — на 4 миллиона 600 тысяч тонн. На 2 миллиона 200 тысяч тонн сократился выпуск товарной продукции, уменьшилось количество очистных забоев. Из эксплуатации вышли 142 лавы, а ввести удалось только 96. На 10 процентов упала на подземных работах производительность труда. Почти на 90 тонн — на 11 процентов — снизилась средняя суточная нагрузка на комплексно-механизированный забой. Здесь впору бы возрождать стахановское движение, внедрять прогрессивные методы труда. Но кто об этом думал? Ни заботой о повышении производительности труда, ни развитием отрасли правительство Тимошенко не занималось. Ни о какой модернизации, техническом переоснащении забоев не было и речи. Все бюджетные деньги бросали только на зарплату, которую тоже толком выплачивать не могли. В результате предприятия Минуглепрома накопили около 4 миллиардов гривен задолженности перед Пенсионным фондом и фондами социального страхования.

Шахты лишились даже... светильников

КАК ОТМЕЧАЛИ профактивисты, шло беспрецедентное разрушение угольной промышленности, которое продолжилось и в первом квартале 2010 года. В январе-марте объемы угледобычи упали по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 720 тысяч тонн. Не выполняются и обязательства Минуглепрома по отгрузке продукции — за три последних месяца ее отправлено потребителям на 367 тысяч тонн меньше, чем предусмотрено договорными обязательствами. По итогам квартала так называемые непокрытые убытки уже подбираются к миллиарду(!) гривен. У шахтеров нет средств для нормального обеспечения всех технологических процессов — от добычи до переработки и транспортировки угля.

На шахтах исчезло даже самое необходимое, без чего особо опасные подземные работы просто нельзя проводить. Горная инспекция останавливает шахты. Угольный поток теряет силу, предприятия — возможность хоть как-то поддерживать уровень жизни людей и забоев, а государство — пополнять бюджет. Но иначе нельзя. Ведь причины, по которым инспекция тормозит шахтное производство, могут привести к гибели множества людей...

Именно эти обстоятельства недавно заставили горнотехническую инспекцию приостановить работу сразу семи шахт Луганской области! По причине развала здесь не выполнялись элементарнейшие правила безопасности. На шахте “Золотое” ГП “Первомайск­уголь” не менялась и не обследовалась на предмет продления срока службы уже отработавшая свое главная вентиляционная установка. То же самое, но с подъемной установкой, зафиксировали на шахте “Лутугинская” ГП “Луганскуголь”. А на шахте имени Фрунзе госпредприятия “Ровенькиантрацит” работы по добыче запретили из-за того, что здесь не хватало 610 изолирующих самоспасателей — индивидуальных аппаратов, помогающих горнякам выжить в условиях подземных аварий, и почти 900 аккумуляторных светильников! Факт абсурдный и страшный. Сто лет назад никто не рискнул бы опуститься под землю “на темную”. Наших угольщиков фактически заставляли идти на это...

Как уйти от «точки невозврата»?

ЭКС-ПРЕМЬЕР Тимошенко с маниакальным упорством твердила, что никто не сделал для стратегической отрасли больше, чем ее “уряд”. Но украинскому углю становилось все хуже. В стратегически важном звене промышленного производства идет процесс ускоренного свертывания угледобычи. Многие предприятия оказались уже, как заметил министр, за точкой невозврата. Отрасль не адаптирована к восприятию инноваций и не создает условий для привлечения негосударственных инвестиций.

Не последнюю роль в ее развале сыграл, по мнению тех, кому достались эти руины, и субъективный фактор. Произошло, как сказал Ященко, развращение руководителей предприятий, многие из которых, мягко говоря, занимались (и занимаются) “корыстным манипулированием ценами”. С молчаливого согласия “верхов” необходимое “приобреталось” по завышенным ценам. К примеру, средняя цена закупки кубометра лесоматериалов составляла по министерству 281 гривну. А в ГП “Донбассантрацит” это “обходилось” 338 гривен, на шахте “Путиловская” — 392, а в шахто­управлении “Донбасс” — 432 гривны! Такая же ситуация с закупкой металла, взрывчатки...

Положение, в которое загнало украинский уголь “зразкова команда” Тимошенко, оказалось, как говорят коневоды, хуже губернаторского. Это было отмечено и на пленуме профсоюза угольщиков, где подчеркивалось, что “достижения” прежнего правительства стали, по сути, приговором государственному сектору угольной отрасли страны. Есть ли возможность поднять забои? Угольщики считают, что есть. Но сделать это можно будет лишь при определенных условиях.

Прежде всего следует обеспечить шахты необходимыми финансами. А поскольку сил для этого у государства не хватает, надо будет привлекать “инвестиции со стороны”. Чтобы их объем обеспечивал превышение ввода новых мощностей над выбывшими, надо сделать шахты “привлекательными”, кредитоспособными. А еще придется серьезно заняться детенизацией внутреннего рынка угля, разобраться в ценовой проблеме. И, конечно же, нельзя забывать о выполнении закона “О престижности шахтерского труда”, повышении его безопасности и гарантированном получении горняками достойной зарплаты. Без этого нам уголь не поднять. Даже с новым министром...