№ 59 от 01 апреля 2010 г.

Юмор в петле времени

“ЮМОР — украшение нации... Пока мы способны шутить, мы остаемся великим народом!”, — заключил в свое время Сергей Довлатов. Аналогично и чувство юмора видных государственных деятелей характеризует как их самих, так и народы, которые они представляют. Вспомним лидеров противоборствующих сторон Второй мировой войны. Наиболее утонченным чувством юмора обладал Уинстон Леонард Спенсер Черчилль из рода Мальборо. Англичане благодарны ему за то, что он фактически спас Англию, столкнув в битве Германию и СССР, тянул с открытием второго фронта и ввел Англию в войну только тогда, когда пришло время делить германский пирог. “Мои вкусы предельно просты, — шутил Черчилль. — Я легко довольствуюсь самым лучшим”. Отвечая на вопрос, как ему удалось прожить так долго, Черчилль признался: “Я никогда не стоял, когда можно было сидеть, и никогда не сидел, когда можно было лежать”. А отношение к нашей стране выразилось у него одной короткой фразой: “Большевики сами создают себе трудности, которые успешно преодолевают”.

Президент США Рузвельт отличался, скажем, прямолинейным юмором. Например, за месяц до Перл-Харбора конгрессмен Мартин Дис передал информацию о причастности Вайта (доверенного лица министра финансов США) к “коммунистической шпионской сети”. Рузвельт к этому сообщению отнесся очень скептически и пошутил: “Вы знаете, Мартин, я думаю, вы ищете по ночам красных даже у себя под кроватью”. Или еще один пример подобного юмора по поводу никарагуанского диктатора того времени: “Самоса, может быть, сукин сын, но он наш сукин сын”.

Наиболее удачной шуткой Гитлера было часто повторяемое им утверждение, что главная ударная сила Вермахта — главнокомандующие противника. Из доклада, подготовленного для Сталина о последних днях в ставке фюрера, выясняется, что фюрер обладал инфантильным чувством юмора старой девы. Он подтрунивал над подвыпившим фотографом Хофманном, требуя держаться подальше от камина: как бы алкоголь не воспламенился. Для умножения арийской расы фюрер разрешил немецким солдатам жениться на жительницах оккупированных территорий, но требовал показывать ему фотографии невест. И при этом шутил: невесты, мол, как на подбор, уродливые, и его солдаты их еще разлюбят, когда с похмелья проснутся и увидят, на ком женятся. За столом подтрунивал над Герингом, который якобы даже в постель ложится увешанный орденами и медалями. Одна из типичных шуток Гитлера: “Когда мои армии будут во всей Европе, я возьму Швейцарию Берлинской Пожарной Бригадой. Затем Швейцария станет ее плацем”. Интересно, что Гитлер не ел мясо, так как это означало смерть живого существа, не желая, чтобы ради пищи в жертву приносили даже кролика или форель. Если на столе появлялся мясной бульон, Гитлер заводил речь “о трупном чае”; по поводу раков он всегда рассказывал историю об умершей старушке, тело которой родственники бросили в речку в качестве приманки для раков; увидев угря, он объяснял, что они лучше всего ловятся на дохлых кошек. Беспрекословно на стол допускались только яйца, поскольку это означало, что курицу не убили.

И напоследок немного о Сталине. В поездках его часто сопровождал охранник Туков, который сидел на переднем сиденье рядом с шофером и имел обыкновение в пути засыпать. Кто-то из членов Политбюро, ехавший со Сталиным на заднем сиденье, заметил:

— Товарищ Сталин, я не пойму, кто из вас кого охраняет?

— Это что, — ответил Иосиф Виссарионович, — он еще мне свой пистолет в плащ сунул: возьмите, мол, на всякий случай!


Однажды Сталину доложили, что у маршала Рокоссовского появилась любовница — известная красавица-актриса Валентина Серова. Что, мол, будем с ними делать? Сталин вынул изо рта трубку, чуть подумал и сказал:

— Что будем, что будем?.. Завидовать будем!


Известно, что Сталин очень любил смотреть кинофильмы. В 1939 году при демонстрации ленты “Поезд идет на восток”, когда состав на экране остановился, Сталин спросил:

— Какая это станция?

— Демьяновка.

— Вот здесь я и сойду, — сказал Сталин и вышел из зала.


Как-то Сталин приехал на спектакль в Художественный театр. Его встретил Станиславский и, протянув руку, сказал, называя свою настоящую фамилию: “Алексеев”. — “Джугашвили”, — ответил Сталин, пожимая руку, и прошел к своему креслу.

Однажды иностранные корреспонденты спросили Сталина:

— Почему на гербе Армении изображена гора Арарат, ведь она не находится на территории Армении?
Сталин ответил:

— На гербе Турции изображен полумесяц, а ведь он тоже не находится на территории Турции.

Когда решали, что делать с немецким военным флотом, Сталин предложил его поделить, а Черчилль внес встречное предложение: затопить.

Сталин ответил: “Вот вы свою половину и топите”.

Наверное, многим известен эпизод на Тегеранской конференции, когда Рузвельт и Черчилль решили пошутить над Сталиным в отместку за то, что он упорно вынуждал их идти на уступки. Перед началом утреннего заседания Черчилль вдруг заявил:

— Мне сегодня снилось, что я стал властелином мира.

— А мне снилось, что я стал властелином Вселенной, — подхватил Рузвельт.

— А вам что снилось, маршал Сталин? — обратились они к Сталину.


Сталин помолчал немного и ответил в своей неспешной манере и с характерным акцентом:

— А мне снилось, что я вас обоих... не утвердил.

И улыбнулся.