№ 32 от 19 февраля 2010 г.

Нюансы «техники изъятия»

Запев такой — банкиры намерены в 2010 году в два раза увеличить количество взысканных залогов по проблемным кредитам. А это означает, что заемщиков начнут активнее выселять из квартир и лишать автомобилей. Есть одно утешение, но маленькое — забрать личное имущество непросто, а продать еще сложнее. Рынок недвижимости скорее мертвый, чем живой, да и бэушные авто не разметают нынче, как горячие пирожки. Однако методы банковского грабежа совершенствуются.

В июне 2009 года вступил в силу закон, позволяющий банкам продавать долги. И они уже продали “кредитных портфелей” этак на полтора миллиарда гривен. Причем некоторые за одну десятую процента, так что фактическая цифра не более ста миллионов гривен. Зачем им нужен такой финт, с первого взгляда, предельно убыточный? “И очень даже просто!” — как говорил бессмертный Шариков. Кредиты-то были выданы деньгами вкладчиков банков. Теперь банкиры просто продают долги сами себе, уводя деньги от вкладчиков. Потом быстренько соорудят банкротство, и “плакали ваши денежки”.

Но это запев, а теперь представим себе типичного заемщика и всю или часть “техники изъятия”. Возьмем некую виртуальную семью, которая купила квартиру (или авто). Оплата кредита составляет, предположим, 600 долларов в месяц. Однако наступил момент, а он у нас называется кризисом, когда “просели” организации и предприятия, а с ними и население, — платить такую сумму стало не просто трудно, а невозможно. Стали платить 50 процентов от обязательной ежемесячной платы, причем в банке должников заверили, что ничего кардинального в их адрес предприниматься не будет. Но заверили устно(!) Наш классический “клиент” успокоился и продолжает платить по мере сил и возможностей. Но тут приходит бумага, на которую клиент банка не обращает обычно особого внимания, поскольку из банка часто приходили различные напоминания о погашении долга по кредиту. Однако это уже более “крепкая” бумага — от исполнительной службы. Оказывается, банк за спиной заемщика начал процедуру принудительного взыскания, и на квартиру уже наложен арест. В подобных ситуациях должен быть исполнен некий юридический ритуальный танец, перед тем как должника принесут в жертву. А именно: за месяц до обращения к нотариусу банк должен был написать письмо должнику, подождать его реакции, желательно — письменной, и только после этого начинать узаконенную экспроприацию. Нотариус обязан перед началом взыскания иметь это письмо банка клиенту вместе с подтверждением, что должник письмо получил. Зная об этом, нотариус тоже начинает вести свою игру — отправляет, например, письмо о взыскании суммы кредита не по адресу квартиры должника, о которой, собственно, и речь, а в какую-нибудь тьмутаракань, где человек был прописан ранее или числится до сих пор, причем в полной уверенности, что письмо адресата не найдет. А вот формальность будет соблюдена для того, чтобы обратиться с заявлением о взыскании в государственную исполнительную службу.

Тут необходимо небольшое, совсем не лирическое, отступление. Наше законодательство в полной мере депутаты строили для банков, а не для клиентов банка, но тем не менее несколько щелей для дыхания оставили. Что должна сделать государственная исполнительная служба, действуя строго по закону? Проделать пару простых формальных операций — выяснить, находится ли квартира В СОВМЕСТНОМ ВЛАДЕНИИ СУПРУГОВ, выделить долю должника, арестовать ее и взыскивать долг с этой доли. Что же обычно происходит де-факто? Арестовывается ВСЯ квартира, работники госслужбы рвутся туда, чтобы оценить ее и выставить на торги. Конечный продукт такой операции прост — банк возвращает себе деньги с “наваром”, госслужба выполняет свой “священный долг” по защите обиженного банка, а семья выкидывается из квартиры, иногда уже оплаченной на 60, а то и более процентов. А в стране множатся жертвы ипотеки.

Банки не проигрывают никогда. Это надо помнить! Вспоминается крылатая фраза из старого фильма о Чапаеве: “Белые пришли — грабят, красные пришли — грабят, куда податься бедному крестьянину?” А подаваться надо только к специалистам, которые знают, как минимум, навигацию по плаванию в океане имущественного права. А там столько течений и такая роза ветров, что обычному гражданину противостоять напору банков, судов, всевозможных юристов и исполнительных служб практически нереально.

Результат адвокатской помощи при попытке законного ограбления можно представить в виде трех фаз. Фаза первая — у вас не отобрали автомобиль или не выгнали из квартиры, хотя к этому все и шло. Фаза вторая — начинается отмена всех незаконных процессуальных документов, на основании которых и намеревались отобрать квартиру или автомобиль. Фаза третья — судебные разбирательства растягиваются во времени, что позволяет вам получить шанс поправить свое материальное положение и продолжать выплачивать кредит. И это тоже неплохо!

Есть еще один важный нюанс, который надо знать должнику. В большинстве договоров о кредите со стороны банков заложено огромное количество нарушений закона о правах потребителей. Есть такие основательные нарушения, руководствуясь которыми опытный адвокат вообще может признать договор недействительным.

В январе 2009 года Министерство юстиции признало законным “внесудебное изъятие банками залогового имущества у ипотечных заемщиков”. Но это вовсе не лишило “ипотечных заемщиков” права обращаться в суд при нарушении процедуры изъятия. Возьмем, к примеру, так называемых коллекторов. Это американское новшество появилось у нас недавно, но, как у нас принято, в искаженной форме, то есть не подтвержденным на законодательном уровне. Американский (а кое-где и европейский) вариант “коллекторов” предполагает взыскание обязательств на основании их законов, а не наших. Причем западные коллекторы работают как с частными, так и государственными банками. Наши доморощенные взыскатели существуют на очень зыбкой границе постулата “разрешено все, что не запрещено” и потому фактически являются полузаконными сомнительными организациями. Мало того, банки, работающие с “коллекторами”, автоматически вынуждены невольно нарушать самый главный закон банковского дела — разглашать “банковскую тайну”. А это уже статья уголовного кодекса.

Так что не надо опускать лапки, надо барахтаться, глядишь, и жидкие сливки станут твердым маслом.