№ 24 от 09 февраля 2010 г.

Шаг навстречу вечности

...ЧАЩЕ всего этот шаг был навстречу смерти. Не все можно проверить статистикой. Кто нам скажет, сколько полегло в первой же атаке, сколько уцелело, сотни раз поднимаясь первыми из окопов? Понятно одно: поднимались лучшие из лучших, подставляя себя под свинцовую вьюгу.

Как вспоминает кандидат исторических наук генерал-майор в отставке, фронтовик Александр Петрович Кутузов, страшна не та пуля, которая просвистела, а та, которую боец не слышит, “потому что она его уже настигла”. Ныне, пишет Александр Петрович, в Украине около трех миллионов ветеранов войны. А сколько среди них тех, кто прошел через шквал свистящих пуль? Осталось около 300 тысяч. И каждый день ротами и батальонами уходят они к своим товарищам, павшим более полувека назад на полях боев. Как ни странно, число так называемых участников боевых действий не сокращается. Все большее количество новых “героев” в полный рост идут за льготными карточками и дармовыми пайками. Настоящих фронтовиков продолжают “царапать” пули невнимания, неуважения и даже словом “бывший”. “Кожен має право на повагу до його гідності”, — гласит 28-я статья Конституции Украины. Фронтовик — это не должность и не звание, это состояние души. В этой душе навечно остался след каждой пролетевшей мимо пули... В их свисте цена жизни и смерти!

Бойцы переднего края — духовная элита нашего народа, его золотое поколение, уверен Александр Петрович. Уважать их, узнавать по лицам, оказывать должный почет необходимо всем живущим! К сожалению, в нашем обществе идет “выветривание” подвига народа-победителя. А ведь нашего солдата уважали даже враги. Как признавались в своих мемуарах генералы вермахта, перед нападением на СССР все учли и рассчитали, кроме коллективного самопожертвования и массового героизма простых бойцов, задержавших неприятеля на дни, потом на недели, а затем на долгие месяцы. Именно бойцам переднего края армии и флота пришлось платить за все своими жизнями и здоровьем. Оставшиеся в живых продолжают “болеть” войной и “ревновать” к бессмертию своих павших товарищей, видя, как все предается забвению. В свое время они дали присягу Родине и не изменили ей ни на йоту. Они жили и живут по старинному русскому принципу: “Душу Богу, Жизнь Государю, Честь никому”. Теперь они вынуждены выполнять долг присяги, защищая правду о войне, защищая своих павших товарищей, вновь демонстрируя духовные образцы своей Веры в Победу. Ведь для них, как и для большинства всего нашего народа “родом из СССР” День Великой Победы стал генетическим кодом победителей, ориентиром для всех последующих поколений.

Начиная с 1943-го, вспоминает Александр Петрович, мы шли на Запад, порой слишком медленно, но шли, преодолевая немыслимые испытания, движимые уверенностью в Победе. Во многом бойцам переднего края помогало чувство отмщения за товарищей по оружию, которые погибли в 1941-1942, не дождавшись вкуса победы в боях. В окопах роднились не по крови — бойцов сближала боевая дружба. Самое трудное перед боем — это борьба с самим собой. Но в конце концов опасение за свою жизнь уходило при осознании опасности, нависшей над Родиной.

Легче приходилось тому, у кого командир был умный, честный, надежный. Когда он даже не командир, а авторитетный учитель, способный личным примером показать, как надо воевать. А часто ли сейчас можно встретить среди нас “штатского” генерала, способного с глазу на глаз “сверить позиции”? Погибшие не призывают к совести — только к памяти! А где взять эту память, если с каждым годом девальвируется понятие ветерана войны?

И далее Александр Петрович подает практически научное понятие, что же такое фронтовик: “Слово “фронт” происходит от латинского — передняя сторона, полоса, зона, где располагаются передовые подразделения оперативно-стратегического объединения вооруженных сил. Воин, выполняющий задание на этой полосе, и является солдатом переднего края, своим непосредственным участием в бою он воплощает в себе одновременно и все содержание боевых действий, и все связи событий, происходящих в зоне сражения, явлений фронтовой действительности, служит проводником группового бойцовского духа. Это и есть категория “фронтовик”! Это слово, произносимое в годы войны, само по себе было отличием, наивысшей наградой! Это был такой уровень престижа, который ничто не могло превысить...”

Нас в живых осталось совсем ничего, сетует Александр Петрович и напоминает строки поэта-артиллериста Николая Рыбалко, оставшегося на фронте без глаз: “Запомни их, пока не поздно, пока они живут среди живых!” Главные идеалы, безусловно, должны храниться в сердце, а не мелькать на языке. Истинно уважать подвиг фронтовиков перед Отечеством. Боец переднего края должен иметь свой законодательный статус “Фронтовик Великой Отечественной войны”. Фронтовикам не нужны дополнительные льготы или добавка к пенсии. Им, еще живым, необходим ДУХОВНЫЙ АВТОРИТЕТ. И на рубеже 65-й годовщины Великой Победы дать еще раз почувствовать фронтовикам, сколь велика цена их личного участия в достижении той Победы, святое дело!

Александр Петрович пошел в армию добровольцем в 1942-м, еще не достигнув призывного возраста. Приобретал навыки боевой подготовки в школе младших командиров 172-го запасного полка Сталинградского фронта. Но в первый бой попал разведчиком уже при освобождении Украины на Донбассе в начале 43-го. В 44-м после трех ранений больше воевать не смог...