№ 17 от 29 января 2010 г.

Плевок по Холокосту

Стало присвоение звания Героя Украины гитлеровскому пособнику Степану Бандере накануне скорбной даты

осторожно: фашизм!

Шесть миллионов сердец

27 ЯНВАРЯ в Киеве прошел мемориальный вечер “Шесть миллионов сердец”. Мероприятие проводилось в рамках Международного дня памяти жертв Холокоста. Накануне в анонсах Еврейского агентства новостей говорилось, что в вечере примут участие руководители Украинского государства. Но ни пока еще президент Ющенко, ни премьер-министр Тимошенко своим вниманием собрание не почтили. Первый, наверное, пакует чемоданы, вторая лихорадочно мечется в попытках занять место своего соратника по Майдану. Впрочем, присутствие этих особ на подобном мероприятии, учитывая проводимую ими политику героизации гитлеровских подручных, выглядело бы странным. Кстати, представитель Министерства культуры (ее шеф, борец с “собачою мовою” Василий Вовкун не явился) заявила, что лишь в независимой Украине стала изучаться трагедия еврейского народа. Возможно, она имела в виду, что в курсе школьной программы по литературе сегодня появились произведения Уласа Самчука. Того самого, редактировавшего оккупационную газету “Волинь”, которая писала: “Де будується українська держава, там жидів немає”.

Вели вечер президент Еврейского форума Украины Аркадий Монастырский и руководитель Ассоциации евреев — бывших узников нацистских концлагерей и гетто Борис Забарко. В отличие от политического руководства страны, прибыли представители зарубежных посольств — России, США, Германии, Франции, Нидерландов, Израиля. Отмечали дипломаты рост антисемитских настроений в Украине. Правда, ничего не сказали о причинах этого постыдного явления. И только советник-посланник российского посольства Всеволод Лоскутов заявил о недопустимости переписывания истории. Напомним, что накануне скорбной даты премьер-министр Российской Федерации Владимир Путин встретился с главным раввином России Берл Лазаром, который открыто выразил свою обеспокоенность процессами, происходящими в Украине, в частности героизацией эсэсовцев и участников нацистских карательных отрядов из числа украинцев. В то же время Берл Лазар признал: “Евреи никогда не забудут то, что сделала Красная и Советская армия для них во время Второй мировой войны”. Разительный контраст с тем, что происходит в сегодняшней Украине, где появляются музеи “советской оккупации”.

Кто будет следующим?

ЧТО КАСАЕТСЯ позиции руководства ряда еврейских организаций Украины, то она выглядит несколько странной. С одной стороны, говорится о недопустимости переписывания истории и героизации гитлеровских пособников. С другой — стараются не называть имен тех, кто покровительствует этой позорной практике, о которой напомнил в своем выступлении председатель Антифашистского комитета Украины Георгий Буйко.

— Мы не должны забывать, что первыми во Львов вошли не части вермахта, а диверсионный батальон “Нахтигаль”, один из командиров которого — прославляемый ныне Роман Шухевич. От имени ОУН (б) тогда распространялись листовки: “Уничтожай жида, ляха, мадьяра, москаля”. И более чем странно в канун 65-й годовщины Холокоста читать указ президента Ющенко о присвоении гитлеровскому агенту и вождю ОУН Степану Бандере звания Героя Украины. Это плевок как в погибших от Холокоста, так и в тех, кто освобождал Европу от фашизма, — констатировал председатель АФКУ.

Георгий Владимирович напомнил, что только благодаря Красной Армии трагедия Холокоста получила свое логическое завершение. И не случайно эта дата отмечается 27 января: в этот день войска Первого Украинского фронта под командованием маршала Конева освободили Освенцим. Подводя итоги и говоря об уроках Холокоста, на память приходят слова протестантского пастора Мартина Нимеллера, впоследствии президента Всемирного совета церквей, после войны с горечью признавшего: “В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем. Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться”.