№ 225 от 16 декабря 2009 г.

«Что такое неонатолог и с чем его едят?»

ЛЮДМИЛА Федорченко — медик с сорокалетним стажем. Причем у нее довольно редкая и сравнительно молодая специальность. Она врач-неонатолог. Официально такая категория врачей появилась в 1987 году.

Неонатолог — первый доктор в жизни ребенка. Именно он показывает маме ее только что родившегося малыша и кладет его ей на грудь. В роддомах неонатологи не только принимают роды, но и выхаживают малышей, у которых при появлении на свет возникли осложнения.

— Детским врачом я мечтала стать всегда, — рассказывает Людмила Александровна, — очень любила детей и хотела, чтобы они не болели, чтобы им не делали уколы — ведь это так больно. Да и во времена Советского Союза, начиная с детского сада, государство ориентировало людей на выбор прежде всего общественно-полезной профессии: врач, учитель, шахтер. Но в нашей семье медиков не было. Мама — инженер, отец — военный. Так что я — первый медик и, наверное, последний, потому что дети по моим стопам не пошли. Они говорят: хватит нам одного врача, который день и ночь на работе.

Мечта Людмилы Александровны сбылась в 1969 году, когда она закончила факультет педиатрии Симферопольского медицинского института. Вначале работала педиатром общего профиля, а в 1987 году пошла на только что открывшиеся курсы неонатологии. Так что Федорченко можно с полным правом назвать ветераном и неонатологии, и Симферопольского городского клинического роддома № 2, в котором она работает уже 23-й год.

Любопытно, что Людмила Александровна довольно точно может сказать, какому количеству детей сумела помочь появиться на свет. За год в роддоме происходит около четырех тысяч родов. В результате один процент малышей нуждается в полной реанимации, а десять — в частичной. Выхаживают их восемь врачей. Таким образом, Федорченко оказала помощь более 1200 новорожденным.

— Недавно я шла по улице, — продолжает Людмила Александровна, — и вдруг ко мне подошла женщина и спросила: “Вы доктор?”. Отвечаю: “Да”. Тогда она говорит: “Помните, вы моего ребенка спасли?” Ее родившийся сынишка не дышал. Мы оказали ему реанимационную помощь. Сейчас парню 19 лет. С ним все в порядке. Видите, столько лет прошло, а его мама нас не забыла. Конечно, мне это приятно.

По словам Людмилы Александровны, профессия неонатолога имеет свои особенности.

— Прежде всего, — поясняет она, — это тяжелый труд. Отдачи требуется много, а материальное вознаграждение, увы, этому не соответствует. Поэтому молодежь стремится овладеть более прибыльными врачебными специальностями. Более того, некоторые молодые доктора из-за низкой зарплаты увольняются из роддомов. Но, думаю, самое главное — это любить свою профессию. Если бы мне сейчас предложили перейти на другую, более высокооплачиваемую работу, ни за что бы не согласилась.

Главная же заповедь доктора, считает Федорченко, не навредить. Потому что сегодня многие врачи, особенно молодые, думают, что они все знают и умеют. Неонатология требует особой осторожности и аккуратности.


— Не при каждом симптоме, — говорит Людмила Александровна, — нужно приниматься за интенсивное лечение. Ведь так можно навредить новорожденному. Бывает очень непросто определить, где пограничное состояние, а где патология. Поэтому неонатологу нужно обладать интуицией, знаниями и, конечно же, большим опытом.

Я спросил у Людмилы Александровны, сколько детей, по ее мнению, нужно сегодня иметь.

— Минимум двое, а максимум трое, — ответила она. — Если больше, то мать просто физически не сможет уделить детям должного внимания. Тем более что в наше время женщина стремится не только посвятить себя семье, но и реализовать свой творческий потенциал.

Крым.