№ 218 от 04 декабря 2009 г.

Что делаю, то и люблю

Таков принцип нашей героини. Иначе, считает она, любая работа будет в тягость, а жизнь — скучной и невыразительной.

Отломанная ветка

НАДЕЖДУ Степаненко друзья привыкли видеть всегда улыбчивой. Вдруг девушку словно подменили. Лицо нахмуренное, из-под бровей — поникший взгляд. А все из-за письма от матери.

“В голову лезут плохие мысли, — пишет она. — Как там моя кровинушка? С тех пор, как ты ушла на свой хлеб, пролетело больше десяти лет. А мне кажется, что вчера заскрипела за тобой дверь, и ты вот-вот вернешься. Но тебя нет. Где-то далеко тебя, отломанную ветку от нашего семейного дерева, расшатывают невзгоды. А я не могу помочь. Да, ты упорная, вся в отца. Был бы он жив, может, поехал бы тебя проведать. У меня сил нет...”

Не письмо, а упрек. Надежда отпросилась с работы на день, собрала гостинцы и съездила домой. Вернувшись в Киев, продолжила продавать горячие пончики. Друзья заметили: что-то в ней надломилось. Реже появлялась на ее лице улыбка, и была она холодной, вымученной.

На безрыбье и рак рыба

ДА И ЧЕМУ радоваться? Мать, привыкшая к суровостям жизни, назвала Надежду отломанной веткой, и дочка сразу ощутила себя такой. Началось все после того, как трагически погиб отец. Несбывшаяся мечта поступить в педагогический вуз оставила в душе тоскливую зарубку. Получив документ об окончании девяти классов, вынуждена была искать работу, чтобы помочь матери и младшему брату. Но шел пятый год “независимости”, рухнул колхоз, в районе остановились предприятия. Нигде не требовались ее молодые руки.

Удалось устроиться домработницей к пожилым людям. “На безрыбье и рак рыба”, — подбадривали друзья. Затем работала в районном управлении зеленого хозяйства. Со временем поступила заочно в торговое профтехучилище, подрабатывая уборщицей в гастрономе. Ей поручили продавать молочные продукты. Однажды возле ее прилавка остановился молодой человек, наблюдая, как она обслуживает покупателей.

— У вас обворожительная улыбка, — сказал он и пригласил на работу в торговое предприятие “Пан Пышко”.

Ей еще повезло


– МОЯ мама говорит: “Если не имеешь то, что любишь, то люби то, что имеешь”. Но я считаю, что мне повезло, — рассказывает Надежда Степаненко. — Руководитель предприятия Андрей Ошуркевич — человек чуткий и внимательный. Умеет ценить старательность. Работа, конечно, нелегкая — целый день на ногах. Зато получаю до двух с половиной тысяч гривен. Половина идет на оплату жилья. Матери ежемесячно шлю 200-300 гривен. Летом отдыхала на море...

Повторив слово “везение”, Надежда посочувствовала своим знакомым, которые работают в генделиках. У них рабские условия. Им не платят больничных, не дают отпускных. Загрипповавшей соседке по квартире, например, прямо сказали: “Если будешь еще болеть, можешь на работу не возвращаться”.

— Так что, — заключила моя собеседница, — я дорожу своей работой. Что делаю, то и люблю.

А власть глуха


– ТЫСЯЧИ юношей и девушек страны работают в сети малого бизнеса. Они лишены права на отдых, оздоровление, им не оплачивают больничных. Такое беззаконие надо прекратить! — подчеркнула председатель ЦК профсоюза работников торговли и общественного питания Украины Татьяна Ясько, комментируя рассказ моей собеседницы. — Мы по этому поводу не раз направляли правительству требование войти в парламент с законопроектом, который бы защитил эту категорию молодежи. Но власть глуха.