№ 209 от 21 ноября 2009 г.

Продажная девка пропаганды

Развенчивая мифы

Многие слышали, что в свое время в СССР громили передовые отрасли науки — кибернетику и генетику. Говорят даже (не приводя при этом ссылок на источники), что последнюю то ли Сталин, то ли академик Лысенко называл «продажной девкой империализма».

Суть «шельмования»

ЧТО КАСАЕТСЯ генетики, то более подробно мы поговорим о ней в другой раз. Приведем один только факт. Академик Лысенко, которого называют главным гонителем генетики, 25 лет руководил Институтом этой самой генетики. Сам с собой боролся, что ли? Но сегодня поговорим о том, как кибернетику якобы громили при Сталине. Давайте посмотрим, что же приводится при этом в качестве доказательств. Это две публикации в журнале “Вопросы философии”, одна в “Литературной газете” и статья “Кибернетика” в четвертом издании “Краткого философского словаря”, с 1954 по 1955 год определяющая кибернетику как “реакционную лженауку”. И все...

Абсолютное большинство людей уверено, что кибернетика и информати-
ка/программирование — это чуть ли не синонимы. На самом же деле все далеко не так. Термин “кибернетика” (от греческого kybernetike — искусство управления) в обиход введен американским ученым Норманом Винером, из-под пера которого в 1948 году вышла книга “Кибернетика”. Главная идея: принципы человеческого интеллекта тождественны законам природы, вскоре человечество создаст машины, которые будут мыслить не хуже людей, а сами ЭВМ начнут применять для управления общественными процессами. Если абстрагироваться от идеологической шелухи в упомянутых выше публикациях, то, по большому счету, против этих абсурдных по сегодняшним меркам утверждений и была направлена критика. Но уже в 1958 году книга Винера издается в СССР массовыми тиражами. В стране появляется огромное количество НИИ, лабораторий, кафедр, отделов и так далее, объединенных одним модным словом — КИБЕРНЕТИКА.

На Западе обошлись без кибернетики

ЧТО ИНТЕРЕСНО, на Западе кибернетика умерла, даже не успев сформироваться в научную дисциплину. Не случайно в конце 50-х годов провалилась попытка создания Международной федерации кибернетики — в нее отказались войти ученые США и Великобритании. Кстати, никаких кафедр и гигантских институтов кибернетики в США, в отличие от СССР, НИКОГДА не было. Самые важные достижения научно-технического прогресса во второй половине ХХ века произошли в области информационных технологий и телекоммуникаций, к чему винеровская кибернетика совсем не причастна. Отставание в этих сферах стало одной из причин краха СССР. Парадокс, но во время так называемых преследований кибернетики СССР успешно конкурировал с Западом в авиа- и ракетостроении, атомной энергетике, то есть в тех сферах, где широко применялась вычислительная техника.

В СССР же вопросами автоматизации обработки информации стали заниматься задолго до появления книги Винера. Еще в 30-е годы начинаются работы над машиной, использующей двоичную систему. Но импульсом для интенсификации работ в области вычислительной техники стало создание американцами в 1946 году электронно-вычислительной машины ЭНИАК. В ответ уже в 1948 году появляются Институт точной механики и вычислительной техники АН СССР и Специальное конструкторское бюро Министерства приборостроения и средств автоматизации. В следующем году — кафедра вычислительной математики, студентам которой через три года начинают читать курс “Программирование”.

В октябре 1951 года в Киеве под руководством академика Лебедева вступила в эксплуатацию первая в Европе универсальная перепрограммируемая советская ЭВМ — малая электронная счетная машина (МЭСМ). Через несколько месяцев запускается ЭВМ М-1, разработанная в лаборатории Энергетического института АН СССР. Спустя год создается БЭСМ — на то время одна из самых быстродействующих вычислительных машин в мире. Самая быстрая машина второго поколения в СССР БЭСМ-6, созданная в 1967 году, имела производительность один миллион операций в секунду. На тот момент она была рекордсменом в Европе. Как видим, к концу 60-х СССР практически не уступал в развитии информационных технологий США.

Копирование привело к отставанию

В 60-е ГОДЫ советские ученые разработали около 30 типов ЭВМ. Возникла необходимость в унификации программного обеспечения и совместимости при создании ЭВМ третьего поколения. По этому поводу в декабре 1967 года в Министерстве радиопромышленности состоялось совещание. Увы, за основу для унификации взяли не отечественные разработки, а американскую IBM System/360. Академик Лебедев противился до последнего, убеждая, что слепое копирование приведет к неизбежному отставанию. Прислушаться к нему не захотели. Сам же Лебедев, возглавляя Институт точной механики и вычислительной техники, отказался копировать американцев и приступил к разработке систем серии “Эльбрус”, которые потом использовались в системах противоракетной обороны и других отраслях оборонного комплекса. Как раз в этих сферах СССР до последнего не уступал, а зачастую и превосходил Запад.