№ 193 от 30 октября 2009 г.

Петр Симоненко: 2009-й — год торжества социализма

Петр Симоненко:

2009-й — год торжества социализма

Совсем недавно все человечество отмечало 60-ю годовщину китайской революции. Еще пару десятилетий назад мы бы сказали: прогрессивное человечество поздравляет КНР. Однако ныне мощь и влияние Китая стали столь велики, что не только друзья, но и те, кто, мягко говоря, не симпатизирует коммунистическим идеям, признают, что начавшаяся 60 лет назад китайская революция продолжается в XXI веке неоспоримым торжеством реального социализма.

УСПЕХИ китайского социализма как в самом этом государстве, так и на международной арене крайне важны для нас — коммунистов Украины, для всех людей труда нашей страны. Будем откровенны, поражение социализма в СССР и последовательная антикоммунистическая пропаганда правящей в нашей стране олигархии порождают у многих наших сограждан мысль о том, что социализм был некоей утопией, несбыточной мечтой.

Любой непредвзятый наблюдатель признает выдающиеся достижения социалистического строительства в Китае в течение последних двух десятилетий, то есть, по сути, тех же лет, когда Украина, свернув с социалистического пути, последовательно двигалась к политическому, экономическому, культурному и духовному краху.

Как показывают социологические опросы, более трех четвертей граждан Украины считает, что наша страна идет неправильным путем. Необходимы были, вероятно, промышленная депрессия 1991-1998 годов, финансовый нокдаун 1998 года, нынешний ипотечно-кредитный кризис, чтобы чувство неправильного выбора наконец проникло глубоко в массы.

С тех пор как наша страна сошла с пути развитого социализма, Украина каждый раз с трудом добирается до края ямы и вновь бессильно падает вниз, причем еще глубже (за последние четыре квартала украинский ВВП вернулся на уровень 2004 года). Пора поговорить, почему путь, по которому движется сейчас наша страна, неверный и почему именно в опыте китайских товарищей следует искать ответы на вопрос, как нам вернуться к жизни, достойной нашего народа.

О пользе сравнений

НО НАЧНУ не с Китая, а с его соседа, также строящего социализм, — Вьетнама. Эта страна под руководством коммунистов одновременно с перестройкой в СССР начинала свои реформы (в 1986 году там была провозглашена “политика обновления” — “дой мой”). Результат? По сравнению с 1981 годом ВВП на душу населения в этой стране вырос более чем в 25 раз!

Даже если мы спишем половину этого результата на девальвацию международного доллара и (будем к себе максимально требовательны!) еще четверть на “низкий” экономический старт, все равно достигнутое Вьетнамом впечатляет. Особенно в сравнении с Украиной.

А в соседней Камбодже — ужасающая нищета при том, что улицы забиты дорогими иномарками. Знакомо, не правда ли? Вьетнам, развиваясь нынешними темпами, обгонит коллапсирующую Украину по объему ВВП в течение следующих 3–5 лет.

Источником правильных рецептов для “дой мой” явился социалистический Китай, идеи, выдвинутые в свое время коммунистами КНР и подхваченные коммунистами Вьетнама.

В отличие от советских преобразований эпохи перестройки, практика КПК была прагматичной, нацеленной на хозяйственный эффект. Это была запланированная политика, разработанная ответственными руководителями-коммунистами, опиравшимися на поддержку и доверие масс.

Между прочим, прекрасный китайский пион расцвел из малозначительной на первый взгляд детали — разрешения производить сверхплановую продукцию и продавать ее по свободной цене.

Реформы в Китае глазами ученых и соседей

ПО МНЕНИЮ зав.лабораторией математической экономики Центрального экономико-математического института, первого проректора и председателя Академического комитета Российской экономической школы, академика РАН Виктора Полтеровича, формула успеха китайских реформ выглядит следующим образом:

“В 1978 году они провели такой эксперимент с шестью предприятиями в провинции Сычуань, то есть дали возможность этим предприятиям всю сверхплановую продукцию продавать по свободным ценам и кому угодно. В 1979 году задействовали 100 предприятий, в 1980 году 60% всех государственных предприятий уже имели право продавать сверхплановую продукцию, в 1984 году — все предприятия. Но было сказано: “Вы не можете установить рыночные цены выше плановых более чем на 20%”. А через год, даже меньше, все ограничения были сняты. И к 1993 году доля плановой системы в производстве сократилась до 5%, и тогда они план отменили, они сказали: “А теперь его нет”, и практически никто это не заметил, потому что это была крошечная доля всего производства. Они 15 лет шли. И в течение этих 15 лет их рост составлял примерно 10% в год. Понимаете, что такое 10% в год? За 20 лет это увеличение производства в 6,7 раза” (Polit.Ru, 15.06.2006).

Как известно, Дэн Сяопин объявил в Китае принцип “четырех модернизаций” основой всех реформ. Но этот принцип не имел никакого отношения к перестроечной демагогии горбачевских времен в СССР. Имелась в виду именно модернизация. По этому принципу экономика была поделена на 4 сектора: оборонную промышленность, сельское хозяйство, науку и промышленное производство. Приоритетной была выбрана стратегия “социалистической рыночной экономики”.

Дэн был идеологом реформ, обеспечившим теоретическую основу и политическую поддержку для их проведения. Но многие исследователи и ученые полагают, что, по крайней мере, несколько экономических реформ не были личной идеей Дэна. К примеру, премьер Чжоу Эньлай первым высказался за приоритет принципа “четырех модернизаций”.

Самое удивительное — многие реформы были разработаны и реализованы провинциальными руководителями, иногда без согласия центрального правительства. Если начинания удавались, они применялись на более обширных территориях, перерастая в реформы общегосударственного масштаба. И никакого, как видим, комчванства...”

Многие реформы были проведены под влиянием опыта “родственников”, то есть китайцев, компактно проживающих в других странах Азии.

В ставшей классической книге “Сингапурская история: из “третьего мира” — в “первый” (1965–2000) выдающийся государственный деятель и бессменный руководитель Сингапура в течение 31 года Ли Куан Ю сравнивает Дэн Сяопина и Горбачева: “Из всех лидеров, которых мне приходилось встречать до того, Дэн Сяопин произвел на меня самое сильное впечатление. Несмотря на свой маленький рост, он был гигантом среди людей. В возрасте 74 лет, услышав нелицеприятные истины, он был способен изменить свое мнение”.

Таким должен быть, на мой взгляд, каждый подлинно социалистический руководитель.

Понимание между Ли Куан Ю и Дэн Сяо­пином, который сказал, что его реформам необходимо 22 года, на что сингапурец ответил: “При условии стабильности в Юго-Восточной Азии”, привело к конкретному результату.

“Несколько недель спустя мне показали статью о Сингапуре, напечатанную в “Жэньминь жибао”. Линия газеты изменилась. Сингапур описывался в ней как город-сад, у которого стоило поучиться в плане озеленения, обеспечения населения жильем и развития туризма. Нас больше не называли “гончими псами американских империалистов”.

Мнение китайцев о Сингапуре изменилось еще больше в октябре следующего, 1979 года, когда Дэн Сяопин сказал: “Я ездил в Сингапур, чтобы изучить, как они использовали иностранный капитал. Сингапур извлек выгоду из предприятий, основанных там иностранцами. Во-первых, иностранные предприятия платили государству налог в размере 35% чистой прибыли. Во-вторых, рабочие получали зарплату. В-третьих, иностранные инвестиции создали сферу обслуживания. Все это приносило доход государству”. Увиденное Дэн Сяопином в Сингапуре стало использоваться в качестве примера того, чего, как минимум, должен был добиться китайский народ”.

И китайский народ добился. Досрочно. С начала фактического правления Дэна до сегодняшнего дня ВВП на душу населения увеличился более чем в 12 раз, каждый раз удвоение ВВП происходит быстрее, чем предыдущее, вместо 250 млн голодных при “культурной революции” появилось 250 млн китайцев среднего достатка.

Даже Организация Объединенных Наций, которая редко балует Пекин похвалами, называет это беспрецедентной победой над нищетой”. (“РГ” за 13 января 2009 г. “Рывок к мировому лидерству: Китай после тридцати лет реформ”). Китай показал, что на самом деле означает социалистическое строительство.

А вот по поводу Горбачева Ли недоумевает: “У Горбачева не было уверенности в том, какие шаги следовало предпринять, чтобы решить почти неразрешимые проблемы. Я подумал, что он совершил фатальную ошибку, начав кампанию гласности до перестройки экономики, и что Дэн Сяопин проявил куда большую мудрость, поступив в Китае наоборот...”

Это было сказано задолго до того, как катастрофические результаты перестройки стали очевидными. В Китае никому и в голову не пришло поливать грязью собственную историю, более того — позволять делать это иностранцам. Хотя у Дэн Сяопина (в отличие от Горбачева, который в опале никогда не был) было гораздо больше поводов критически относиться к своим предшественникам, поскольку и сам он подвергался опале.

И все же путь Пекина в своей основе был собственно китайским ноу-хау, а не иностранной разработкой. В обеих упомянутых странах (Китае и Вьетнаме) преобразования имели конкретную цель — выжить и пре­успеть во враждебном мире, сохранив коммунистическую идеологию, ценности социальной справедливости и антиимпериалистическую внешнеполитическую позицию.

В СССР реформы были хаотичными, сию­минутными, подчиненными догме определенной экономической школы, проводились по указке сверху и тонули в болоте демагогии.

По забытой ветке

ЭТОТ ЖЕ стиль унаследовали и Россия, и Украина. Отсюда и постоянные призывы “найти Пиночета”, ведь представления о том, как должна выглядеть экономика, были почерпнуты из Чили эпохи этого диктатора. Отсюда и требования Виктора Ющенко переписать Конституцию, наделив его широкими, скажем даже неадекватными полномочиями.

Но недавно в Чили была поставлена под угрозу пенсионная система (полностью находящаяся в частных руках), а в Венгрии, тоже следовавшей некоторое время чилийским путем, во второй половине 90-х на несколько лет замораживали рост зарплат в госсекторе (в частности на железной дороге). При этом относительное процветание и прогресс, как теперь считают экономические историки, наступили вовсе не при Пиночете, а при социал-демократе Рикардо Лагосе... Реформы же в экс-СССР имели (и продолжают носить) людоедский характер. Почему так происходит?

Первое. Запад и проводники его интересов в Украине навязали нам глубокий комплекс неполноценности. Мол, чуть ли не все у нас было не так, от всего советского надо избавляться.

Это явная неправда. У нас было высококачественное среднее и высшее образование, весьма неплохое бесплатное здравоохранение, мощные вооруженные силы. А главное — мы были вооружены универсальной идеологией, которую с готовностью делили с нами другие народы и страны. Сегодня ничего этого нет, потому что мы пошли (или нас повели) не туда.

Правильным путем пошли социалистические страны Азии — Китай и Вьетнам. Когда у нас завершалась индустриализация, эти государства были аграрными и зависимыми. Ныне, когда крупная украинская буржуазия довершает деиндустриализацию, эти страны рвутся вперед. Они сохраняют государственную собственность стратегических предприятий. Оказывается, это отнюдь не мешает быстрому экономическому развитию.

Второе. Между реформами в социалистической Азии и на постсоветском пространстве существует принципиальное философское отличие. У нас провозглашали свободу личности главным приоритетом, а получилось, что изменениями законодательства и практики воспользовались отдельные личности. Как правило, те, кто был понаглее и понапористее. Мизерная часть новоявленных украинских капиталистов и впрямь “сделали сами себя”. Подавляющее большинство — это те, кто предал Коммунистическую партию, их родственники и полууголовные друзья. Всем прочим личностям достались анархия и нищета.

В Китае и Вьетнаме реформы проводились в интересах общества. Народное хозяйство должно было накормить и обуть общество, обеспечить потребности социальной безопасности — образовательную, медицинскую, военную. На более высоком уровне преобразования следовало упрочить и расширить влияние государства на мировой арене.

Конечно, рыночный элемент всегда вносит непредсказуемость, но в здоровом государстве устанавливаются границы этой непредсказуемости. Коррупция в государствах реформированного социализма является очень высоким риском.

Устойчивость (что сегодня особенно важно) в условиях нынешних внешних шоков, пресловутого всемирного экономического кризиса продемонстрировали в современном мире именно Китай и Вьетнам, продолжающие уверенный рост даже в этом году, что заставляет задуматься руководителей традиционно экономически либеральных тигров (Сингапура, Таиланда, Малайзии и Южной Кореи), где производство сократилось. Не говоря уже о Западе с его массовыми банкротствами и растущей безработицей. И, к сожалению, подобные процессы шли и в России. Их пагубные последствия нашим соседям в известной мере удавалось все-таки смягчить лишь благодаря титанической работе ее нынешних руководителей — государственников в истинном значении этого слова.

Таким образом именно сейчас на наших глазах социалистическая модель доказала свое историческое превосходство над моделью классического капитализма.

Этим летом по приглашению руководства КПК с группой украинских коммунистов я находился в рабочей поездке по Китаю. Об увиденных мною достижениях КНР, о встречах с китайскими единомышленниками я уже рассказывал в своих статьях и интервью.

Но главное, в чем мы убедились, пребывая в Китае, и что я хочу подчеркнуть вновь, это то, что постсоциализм, в котором живем мы, и реформированный государственный социализм, в котором живут они, — две большие разницы. Постсоциализм статичен и уродлив, реформированный государственный социализм динамичен и утончен. Достаточно вспомнить пекинскую Олимпиаду, рекорд которой не будет побит еще десятилетия. Социалистический Китай не допустил наших ошибок, не побоялся терний — и сегодня устремляется к звездам, изображенным на его красном флаге.

Третье. Реформаторы социализма в Азии не были обременены необходимостью создания во всех отношениях новых государств — им вполне хватило старых. Мы часто не задумываемся, как много принесла Украина вполне материальных жертв на алтарь независимости, и этот алтарь продолжает гореть, словно пламя в пасти языческого идола... Не исключено, что глубина восьмилетнего провала в 90-е была вызвана отчасти и этой, как предостерегали в те годы многие эксперты, “миссией невыполнимой”. Она, однако, оказалась выполнимой — но какой ценой! Огромная потеря населения, криминализация “правоохранительных” структур, упадок и профанация в образовании, науке, здравоохранении, обороне, сельском хозяйстве и отраслях промышленности, которые обеспечивали эти сферы.

Уроки, которые может осилить Украина

СПОСОБНА ЛИ Украина чему-то научиться на Востоке и внедрить это у себя, чтобы избежать цикличных разочарований, о которых сказано выше? Представляется, что пример Беларуси красноречив. Историю не повернешь вспять, но установить стратегическое партнерство с Китаем еще не поздно.

В КНР, к примеру, проводится весьма осмысленная и эффективная политика “смычки города и деревни”, цель которой — избежать демографического перенапряжения городов (кстати, от этого продолжает страдать Украина, в которой произошел крах сельского хозяйства — единственное “послабление” состоит в не менее массовом оттоке населения в Россию и ЕС).

Китай всеми силами защищает национального производителя (при этом никогда не доходя до абсурда, как Украина, куда ввозить готовую продукцию дешевле, чем комплектующие), отсюда и его потрясающая экспортная мощь.

В отличие от Украины, где высшие учебные заведения стали напоминать в интеллектуальном отношении националистические свалки, в Китае постоянно идет открытая дискуссия социалистов и либералов из академических кругов, за которой внимательно следит руководство страны, используя их наработки в сфере политического и экономического планирования.

Например, согласно исследованию Ольги Борох и Александра Ломанова “Неосоциализм Ху Цзиньтао и современная идеология КНР”, пространством общения власти, общества и интеллигенции, временами острого, являются “...пекинский ежемесячник “Ду шу” (“Чтение книг”), популярное экономическое издание “Цзинцзисюэ чацзо” (“Чайная комната экономистов”). Тексты выступлений на конференциях публикуются и в многочисленных газетах экономического профиля.Все интересные материалы тут же распространяются в Интернете. Кроме того, в Китае регулярно издаются сборники статей о наиболее заметных экономических дискуссиях, а также подборки публикаций представителей различных направлений китайской экономической мысли (Pro et Contra, (2005, № 3 (30).

В своей внешней политике Китай непреклонен в отношении государственных интересов, но гибок там, где имеет место совпадение или решаемое противоречие интересов многих государств. Китай не пробивается к мировому трону, расталкивая локтями всех прочих.

Наконец, у тех, кто направляет внутренние и внешние процессы в Поднебесной, существует четкое понимание стадиальности развития. В частности, нынешний Китай организованно подходит к этапу массированного экспорта капитала и опоры на внутренний рынок. Программированию и планированию стоит у Пекина поучиться. Все это дает плоды.

Если мы в Украине долго говорили о региональном лидерстве (при этом политики-националисты косились на Вашингтон, полагая его спонсором этого будущего лидерства), то в Индокитае лидерство Пекина сегодня неоспоримо, влияние Китая последовательно распространяется в Восточной Африке, наконец, именно Китай является высшим приоритетом внешней политики зависимых от него США. Реформированный государственный социализм, как показывает белорусский опыт, во многом созвучный китайскому, вполне можно адаптировать и в восточноевропейских условиях.

Вызовы и ответы

РАЗОРЕННОЙ Украине терять, собственно, нечего. Даже нынешнее хилое государство во главе с дисфункциональным правительством вынуждено проводить политику национализации в финансовой сфере. Жизнь заставила.

Очевидно, что следующей, уже неважно “при ком”, станет добывающая промышленность — она не способна выжить в условиях лицемерной “свободной торговли”.

Недавно обратился в суд с целью признания себя банкротом “Морской запуск” — единственный крупный космический проект нашей страны постсоциалистической эпохи. А ведь государство могло спасти его, не построив парочки Батуринов!

Без государственной поддержки, как выяснилось, не имеет перспектив и наша авиационная промышленность (при этом власть одиозно восхищается успехами в малой частной авиации, использующей иностранное оборудование...)

Итак, в ближайшие годы государство так или иначе, даже против воли политиков станет крупнейшим собственником в государстве. А что дальше?

На этот вопрос может ответить только партия, чьи экономические взгляды основываются на признанной во всем мире экономической теории, основоположник которой Карл Маркс предсказал мировой кризис капитализма. Современные представители этой идеологии в Китае — единственные, кто смог найти способы предотвращения кризиса в руководимой ими стране, гарантировать ее поступательное движение вперед в условиях мирового финансового коллапса.

Так, не боюсь повториться, современная история показала: в конечном итоге социализм одержал верх над хаосом и эгоизмом капитализма.

Реприватизация, на которую мы уже насмотрелись на примере “Криворожстали”, — деньги украдены, украинские поставщики угля отсечены... Уверен: собственность разорившихся капиталистов, ныне выстроившихся в очередь в бюджетную “сберкассу”, чтобы расплатиться с долгами, должна найти лучшее применение.

Практика реформированного государственного социализма — вот что нужно Украине, чтобы прекратить не только структурный, но и системный кризис. Под руководством государства будет восстановлена, дополнена и развита промышленная база Украины. В покое наконец оставят малого предпринимателя, создающего на депрессивных территориях минимум рабочих мест и наполняющего местные бюджеты там, где в обозримой перспективе не будет восстановлено крупное промышленное производство.

В свое время ленинская новая экономическая политика позволила СССР накопить достаточно ресурсов для рывка на новый уровень технологического развития и превращения в великую державу, выигравшую Вторую мировую войну.

Реформированный государственный социализм в Китае и Вьетнаме — стратегия преодоления этими странами (и любыми развивающимися, к которым сегодня относится, увы, и Украина) отсталости и строительства трамплина для распространения социалистических ценностей по миру, изменения глобального баланса сил.

Первый шаг — это президентские выборы следующего года, на которых гражданам Украины надо просто избежать голосования за политических и идеологических банкротов, все эти годы тащивших Украину в тупик. Ведь необходимо определиться: или мы с сильными, или среди слабых. Причем навсегда.

Страны реформированного государственного социализма — Китай, Беларусь, Вьетнам — уже среди сильных.

Петр СИМОНЕНКО, Первый секретарь ЦК Компартии Украины, председатель фракции КПУ в Верховной Раде.