№ 186 от 20 октября 2009 г.

Украинский прорыв. Куда?

Украинский прорыв. Куда?

Читатели опровергают

Абстракция вместо конкретики

В ОТЛИЧИЕ от четкой и конкретной, а потому легко контролируемой программы Ющенко “10 шагов навстречу людям”, программа Тимошенко “Украинский прорыв: для людей, а не для политиков” — это объемный документ в 300 страниц, каждый пункт которого расписан так, что читающий просто тонет в словесах. В этих материалах чрезвычайно трудно обнаружить рациональное зерно и извлечь его из “тонн” денкларативного словоблудия, напичканного специальными терминами.

Но ничего случайного не бывает, а тем более в политике. И уж тем паче — в действиях команды политтехнологов нынешнего премьера, признанной самой профессиональной в Украине. Не читабельна программа — значит, так надо.

Вопрос: зачем? А так критики будет меньше. Вон, президент сказал, что вернет в школу пятибалльную систему оценок, и все понимают: не выполнил. А Юлия Владимировна декларирует в своей программе общеизвестные ценности. Например, в разделе ІІ, названном в одной редакции программы “Справедливость”, а в другой — “Современное европейское государство”, читаем: “Основным гарантом верховенства права является объективный, беспристрастный и независимый суд... Правительство приложит все силы для того, чтобы способствовать ускорению построения в Украине новой системы судопроизводства”.

И как, скажите, определить, все ли усилия приложило правительство или чуток схалтурило?

Сергей Билошицкий, кандидат исторических наук из Хмельницкого, пишет: “Со времен “оранжевой революции” в стране окончательно закрепилась эта практика — подменять вопрос стратегического планирования популистскими лозунгами. Само название программы “Украинский прорыв: для людей, а не для политиков” фактически свидетельствует, что правящий класс уже давно осуществил прорыв к высотам потребления мировой цивилизации и вынужден признать, что по дороге потерял народ. По содержанию непосредственно программа деятельности правительства должна была бы называться преамбулой (декларацией о намерениях), которая предшествует настоящей программе (в которой должны быть зафиксированы четкие механизмы, ресурсы и сроки, выделенные для решения проблемы). Вместо конкретики — банальные до безобразия тезисы о праве на свободное развитие личности.

Интересно, каким образом и когда я и мои знакомые вследствие реализации упомянутой программы должны осуществить прорыв к новым стандартам жизни (о чем, собственно, мечтается, когда поддерживаешь на выборах какую-нибудь политическую силу)? Когда, например, смогут (и смогут ли вообще когда-нибудь?) бюджетники получить жилье? Или когда смогут (или не смогут никогда) пенсионеры рассчитывать на медикаментозную поддержку за счет государства в случае тяжелого заболевания?

Предложенная правительственная программа написана таким образом, что отчет о ее выполнении превращается в бессмысленное занятие, поскольку нельзя отчитаться о выполнении абстрактных обязательств”.

Тем не менее, думаю, контролировать предвыборные обещания Тимошенко все-таки можно. Хотя бы по тому, что изменилось в том или ином вопросе за время ее правления и соответствуют ли действия самой Тимошенко заявленным положениям.

Правый суд

И ТАК, правосудие — правый (правильный, справедливый) суд. “Основным гарантом верховенства права является объективный, беспристрастный и независимый суд...” А вот несколько самых последних картинок с натуры.

9 октября 2009 года выборы ректора Харьковской медицинской академии последипломного образования подверглись рейдерской атаке с захватом помещения учебного заведения с применением силы со стороны судебных исполнителей, сообщил официальный сайт Минздрава Украины. “К сожалению, так называемая “оперативность” судебных органов и их исполнителей свидетельствует о заинтересованности отдельных участников скандального процесса и мотивированности принятого судебного решения”, — сделала вывод Владислава Бронова, начальник юридического управления МЗ Украины.

13 октября в Днепропетровске в результате взрыва неустановленного устройства, прикрепленного к внешней газовой трубе жилого дома, погиб известный в городе бизнесмен Вячеслав Брагинский. “Бютовец” Святослав Олийник сказал, что хорошо знал Брагинского, и считает, что происшедшее является примером передела собственности, который в области в последнее время идет полным ходом. Ну а местные газеты? Кто о рейдерстве убитого вспоминает? Кто панегирик “успешному бизнесмену” поет? И противоречия здесь нет. В Украине между этими понятиями давно стоит знак равенства.

“Пока рейдерство со всеми его составляющими (продажными судами, правоохранительными структурами и “крышеванием” власти) будет самым дешевым способом приобретения имущественных прав, до тех пор оно будет процветать”, — убежден директор Международного института приватизации, управления собственностью и инвестиций, доктор экономических наук Александр Рябченко.

Но ведь Тимошенко выступает именно за “объективный, беспристрастный и независимый (от власти и капитала) суд”, как она утверждает в “Украинском прорыве”. Так, может, она и наведет порядок?

Вряд ли. Обратимся к самому громкому фарсу — продаже Одесского припортового завода (ОПЗ). “Все встало на свои места после заявления Коломойского от 29 сентября сего года о намерении подавать в суд на Кабмин в связи с отменой результатов аукциона по продаже ОПЗ, — пишет в редакцию “Рабочей газеты” Борис Боголюбов из Одессы. — Теперь становятся понятными действия Кабмина во главе с Тимошенко: и настойчивость в проведении этого аукциона, и нелепое решение о непризнании его результатов. Добавляем к этой смеси суд и получаем новую рейдерскую схему, которая позволила Коломойскому получить свое, а Тимошенко — сохранить лицо и видимость борца за справедливость. Выглядит схема следующим образом:

Шаг 1. Если что-то продать по закону нельзя, но позарез надо, продаем.

Шаг 2. С явными нарушениями законодательства отменяем продажу, давая тем самым возможность покупателю обратиться в карманный суд, где быстро отменят запрет.

И ВСЕ...”.

А теперь скажите сами, куда направлен этот тимошенковский судебный прорыв?