№ 182 от 14 октября 2009 г.

Георгий Крючков: Что стоит за решением В.Ющенко

Георгий Крючков: Что стоит за решением В.Ющенко

вынести проект обновленной Конституции на всенародное обсуждение?

В СТРАНЕ набирает обороты шумная кампания — “всенародное обсуждение” проекта закона “О внесении изменений в Конституцию Украины”, который был внесен Президентом В.Ющенко на рассмотрение Верховной Рады Украины в марте т.г. Целью кампании, как сказано в указе Президента от 25 августа т.г., является “обеспечить всенародное обсуждение предложений относительно системного обновления конституционного регулирования общественных отношений в стране” и определить позицию граждан относительно основных положений президентского законопроекта.

Уже сама организация данного мероприятия вызывает немало недоуменных вопросов. Хотя со времени издания указа прошло полмесяца, граждане Украины о самом проекте Конституции, который им предстоит обсудить, не имеют никакого представления, если не считать восхвалений, которые они ежедневно по многу раз слышат по официальному радио и телевидению. С документом их никто не ознакомил. Что обсуждать? Не сведется ли кампания к пресловутому “одобрямсу”, профанации всенародного обсуждения важнейшего документа?

В практике государственного строительства считается принятым, что законопроекты и другие важные вопросы жизни государства и общества выносятся на всенародное обсуждение парламентом. Такой порядок был определен в частности Законом СССР от 30 июля 1987 года “О всенародном обсуждении важных вопросов государственной жизни”, который формально, как не противоречащий Конституции Украины, действует и сейчас, поскольку соответствующего правового акта в нашей стране до сих пор не принято. К тому же Президент В.Ющенко вынес проект на всенародное обсуждение не до, а после внесения его в Верховную Раду.

Обращает внимание и то обстоятельство, что президентским указом не предусматривается какого-либо участия представительных органов (советов) в организации обсуждения (хотя это как раз их дело), даже информирования Верховной Рады о ходе обсуждения и предложениях, которые могут быть внесены при его проведении. Давая в конце августа т.г. интервью ряду печатных изданий, В.Ющенко сказал: “Два года назад я создал Национальную конституционную комиссию с целью подготовки Концепции новой Конституции разными политическими силами, правозащитниками, конституционалистами, академистами(?) и другими. Эта площадка была сформирована, и я ее использовал, собственно, для создания нынешнего обновленного проекта Конституции”.

Как член указанной Конституционной рады (так она называлась) и Рабочей группы, активно участвовавший в ее работе, утверждаю, что сказанное Президентом не в полной мере отвечает действительности. Национальная конституционная рада действительно была создана с довольно широким представительством и полномочиями (включая принятие решений, которые “в случае потребности” могли быть “внедрены” указами Президента) еще 27 декабря 2007 года. Но состоялось всего лишь одно ее заседание — организационное, 20 февраля 2008 года. Была образована Рабочая группа, которая, однако, работала не в полном составе: представитель Блока Литвина в Верховной Раде в ее заседаниях не участвовал. Представители Партии регионов и Блока Юлии Тимошенко, чьи фракции составляют квалифицированное конституционное большинство в Верховной Раде, после первых заседаний свое участие в Рабочей группе практически прекратили.

Тем не менее группе удалось подготовить проект “Концепции системного обновления конституционного регулирования общественных отношений”, в котором многие важные вопросы (системы выборов, возможность самороспуска парламента, его полномочия в случае досрочного роспуска, изъятие из Конституции перечня областей и др.) были обозначены как дискуссионные и “требующие согласования прежде всего политических сил, представленных в Верховной Раде”. В отношении конституционного закрепления нейтрального, внеблокового статуса Украины, предоставления статуса государственного (официального) русскому языку, допущения двойного гражданства в Пояснительной записке, представленной 23 апреля 2008 года Рабочей группой председателю Национальной конституционной рады, было сказано, что они не получили поддержки большинства (их отстаивал практически только я как член Конституционной рады и ее Рабочей группы). Не предложила Рабочая группа и однозначного решения в отношении двухпалатного парламента — центральной идеи президентского проекта.

Но даже такой документ не был обсужден Национальной конституционной радой, так как никаких других ее заседаний не состоялось. (Попытка провести второе заседание не удалась, других попыток не было.) Как же можно утверждать, как это делает В.Ющенко, что “эта площадка” (Конституционная рада, ошибочно называемая им “комиссией”) была использована для создания обновленного проекта Конституции? Почему Президент не позаботился об обсуждении если не проекта Конституции, то хотя бы проекта Концепции ее обновления с ведущими специалистами в области государственного строительства, конституционного права, опытными политиками, правозащитниками, которые представлены в Конституционной раде, а вынес кем-то подготовленный документ на всенародное обсуждение? Не потому ли, что было очевидным: столь квалифицированный состав Конституционной рады вряд ли поддержал бы такой проект?

Понять (или объяснить) такие действия можно только с учетом обстановки, сложившейся в стране. На первых порах своего президентства В.Ющенко выступал против каких бы то ни было изменений Конституции. В апреле 2005 года, уже после вступления на пост Президента, он заявлял: “Я вам даю слово: пересмотра политреформы, референдума или еще там чего я инициировать не буду...” Он крайне негативно отнесся к инициативе Президента Л.Кучмы о внесении изменений в Конституцию через референдум, введении двухпалатного парламента и другим новшествам. Стоит привести некоторые его высказывания по этому поводу: “Мы против референдума, в частности референдумов прямого действия, когда, “обращаясь к народу”, кто-то собирается вносить прямые изменения в Конституцию!” (февраль 2003 года); “Предложения Кучмы по созданию двухпалатного парламента и попытки внести изменения в Конституцию через референдум могут отбросить Украину в демократическом развитии...” (апрель 2003 года); “... Чтобы поднять статус регионов, надо не вторую палату формировать, а подумать, как через механизм распределения финансов передать самодостаточность на территории” (декабрь 2005 года).

В.Ющенко радикально изменил свою позицию по этим вопросам, когда стало очевидным, что управлять страной, обеспечивать слаженную работу государственного организма ему не под силу. Страна пошла под откос, рейтинг В.Ющенко как Президента падал все ниже и ниже, проблематичным становилось его повторное избрание. Более того, за время своего президентства В.Ющенко допустил много серьезных, системных нарушений Конституции и законов государства, которые, что называется, “тянут на криминал”. Реально мог быть поставлен вопрос об ответственности.

К тому же во властных верхах нарастало противостояние, команда “любих друзів” развалилась и передралась, политическая борьба чрезвычайно обострилась, принимая подчас формы, унижающие страну, наносящие огромный ущерб ее международному авторитету.

Причину этих разрушительных процессов В.Ющенко увидел в “недолугій” конституционной реформе декабря 2004 года, переходе от президентско-парламентской модели государственной власти к парламентско-президентской, что, по его мнению, недопустимо ограничило полномочия главы государства. “Вмешательство в Основной Закон страны, — говорил он в 2007 году, — завело страну в тупик, создало угрозу украинской демократии”, что явилось “одним из наибольших ударов по государственности в новейшей украинской истории”. Отвести эту угрозу может “только незамедлительная конституционная реформа”.

Не могу в связи с этим не напомнить, что иную позицию занимал В.Ющенко, когда в декабре 2004 года Верховная Рада принимала Закон о внесении изменений в Конституцию. Правда, его фамилии среди депутатов, проголосовавших за этот закон, почему-то не оказалось (В.Ющенко тогда был народным депутатом), в связи с чем спустя несколько дней он заявил: “Я даю вам слово, что голосовал за политреформу, но не знаю, почему в распечатке показано, что я не голосовал... Это решение в полной гармонии с позицией фракции...” Конечно же, было “в гармонии”: ведь указанный закон принимался в пакете с решениями о не предусмотренном избирательным законом третьем голосовании на президентских выборах и изменении состава Центризбиркома, что в тех условиях практически гарантировало избрание В.Ющенко Президентом. Такова его “принципиальность” и “последовательность”. Впрочем, сторонники В.Ющенко в частных разговорах тогда заявляли: “Сегодня мы проголосуем за что угодно, лишь бы Виктор Андреевич стал Президентом, а тогда поменяем любой закон так, как нам нужно”.

Представляет интерес, как В.Ющенко объясняет то, что он выступал против инициатив Л.Кучмы, а теперь выступает практически с такими же предложениями (двухпалатный парламент, сокращение численности парламентариев и т.д.). На упомянутой встрече с журналистами он говорил: “...Чем отличаемся мы от 2003 года? В 2003 году избирателю предлагалась игра, цель которой заключалась в следующем. Человек, заканчивающий второй срок президентства и, очевидно, не желающий быть политическим аутсайдером, искал дальнейшее свое применение. Хотя это касается не только Кучмы, но и других, например, Мороза.

Тогдашние изменения не были направлены на совершенствование политической власти в Украине. По сути, давался ответ на то, как через кланы и недемократическое большинство парламента насильственным способом внести изменения в Конституцию, гарантировавшие кому-то политическое будущее. Это не может быть целью реформы, поэтому оппозиция и выступила против... Нерациональной была сама цель, поэтому 2003 и 2009 годы отличаются целями”. Читаешь и диву даешься: как можно утверждать такое? Л.Кучма, по крайней мере, не добивался, в отличие от В.Ющенко, пожизненного звания сенатора. Так кто из “политических аутсайдеров” больше заботится о своем политическом будущем? Верит ли сам В.Ющенко тому, что говорит?

В этом же контексте нельзя не сказать о Заключении Венецианской комиссии на ющенковский проект Конституции, принятом на ее заседании 12-13 июня т.г. Еще до его официального обнародования из окружения В.Ющенко последовали сообщения об одобрении комиссией проекта. Сам Президент заявил журналистам: “Также я направил свой проект в Венецианскую комиссию, которая дала наилучший(!) вывод, начиная с 1996 года. И все это я делаю публично, в отличие от того, как это делалось в 2003 году”. Но это же не так!

Заключение Венецианской комиссии оснований для восторгов не давало. Более того, самые серьезные замечания ею высказаны как раз по наиболее важным положениям проекта. Это мы увидим при детальном его рассмотрении. Здесь же ограничимся вопросом: собирается ли В.Ющенко учитывать замечания Венецианской комиссии (Заключение, к слову, следовало бы опубликовать одновременно с президентским проектом)? Если да, — то почему он не отзывает проект из парламента для доработки? Почему он вынес сырой, недоработанный документ на Всенародное обсуждение? Впрочем, вряд ли мы получим ответ от человека, который сегодня может заявлять одно, а завтра, не моргнув глазом, утверждать прямо противоположное...

Становится все более очевидным, что В.Ющенко форсировал Всенародное обсуждение своего проекта в надежде поддержать безнадежно упавший рейтинг, переломить неблагоприятную для него ситуацию. Такое обсуждение, проводимое с бесцеремонным использованием официальных средств массовой информации в качестве социальной рекламы(!), то есть за счет налогоплательщиков, с привлечением подчиненных Президенту глав госадминистраций и других государственных органов, дает ему возможность практически всю избирательную кампанию присутствовать на телеэкране, в радиоэфире, выдавать себя чуть ли не за единственного в государстве деятеля, который заботится о наведении порядка, выстраивании эффективно действующей системы власти. Поможет ли это ему? Не уверен.

(Продолжение следует).