№ 172 от 29 сентября 2009 г.

Фиаско последнего викинга

Фиаско последнего викинга

В Киеве состоялся трехдневный молодежный семинар “Полтавская баталия в судьбах европейских народов XVIII века”, организованный Российским центром науки и культуры.

История без эмоций

УЧАСТНИКИ семинара — молодежная аудитория, в основном студенты украинских вузов. С докладами выступили российские и украинские историки. К сожалению, рамки газетной статьи не позволяют детально остановиться на каждом из выступлений. Да, к сожалению, поскольку каждый из докладов в силу своей яркости и оригинальности заслуживает отдельного рассмотрения. Откровенно говоря, автор этих строк ожидал, что мероприятие, организованное российской структурой, превратится в экзекуцию Мазепы и Карла и славословия в адрес Петра. Но все оказалось совсем иначе: на семинаре высказывались различные точки зрения, шел серьезный разговор ученых, оперирующих прежде всего фактическим материалом, а не эмоциями.

— Нами изначально ставилась задача выслушать альтернативные точки зрения и показать историю Полтавской битвы в разных ракурсах, — сказала по завершении семинара в комментарии для “РГ” директор научно-технических программ Российского центра науки и культуры Ирина Царева. — Я рада, что мероприятие прошло на очень высоком уровне и вызвало большой интерес. В семинаре приняло участие около 120 человек.

Увы, в Украине, где историю (особенно в последние годы) превратили в политический инструмент, подобного рода дискуссии стали редкостью. Более того, журналистов оппозиционных изданий могут не пустить на мероприятия, организованные властями. Самый свежий пример — отказ в аккредитации журналиста “РГ” на заседание “круг­лого стола” по “голодомору” в столичном офисе СБУ.

Странная логика «колонизаторов»

НАДО сказать, семинар не ограничился исключительно Полтавским сражением. Докладчики затрагивали весьма широкий круг вопросов: от Переяславской Рады до религиозных аспектов. Например, киевский историк Александр Олейников — руководитель Всеукраинской общественной организации “Украинская академия русистики” — попытался дать ответ на вопрос: а была ли Украина российской колонией? Странными, скажем, выглядят действия якобы колониального режима, если учесть тот факт, что главными идеологами империи при Петре стали представители “угнетаемого” народа — малоросс Феофан Прокопович и галичанин Стефан Яворский. Или такой факт. В 1783 году после введения в Российской империи рекрутской повинности призываемым на службу украинцам доводилось служить 15 лет, тогда как русским рекрутам — 25.

В контексте Вестфальского мира

ОДНИМ из самых интересных стало выступление известного украинского публициста-историка Андрея Ганжи, назвавшего свой доклад “политологической версией”. Он сразу сказал, что не собирается искать правых и виноватых. И Петра, и Карла докладчик считает детьми своего времени, “кровавого и прекрасного, коварного и галантного”. Российского самодержца публицист называет “устремленным в будущее”, а Карла — “рецидивом прошлого”. Вот какие при этом прозвучали аргументы.

В 1648 году в Европе прошел первый в истории международный дипломатический конгресс, завершившийся подписанием Вестфальского мира. Значение этого события не только в том, что был положен конец кровавой Тридцатилетней войне. Вестфальский мир стал началом нового европейского порядка, основанного на принципах государственного суверенитета. Таким образом, именно государство становится исходной единицей для создания мировой политической системы. До этого таким центром была личность — монарх. Так вот, именно Петр, призвавший сражаться под Полтавой “за государство, ему врученное”, является сторонником вестфальских принципов. Тогда как Карл XII, которого называли “последним викингом”, по-своему симпатичная личность, воевал по принципу “король против королей”.

Вспомнил Андрей Ганжа и пресловутый указ президента Ющенко об “украинско-шведском союзе”. Удивительно, но даже нынешний шведский король Карл XVI Густав в беседе с украинским гарантом оценивал отношения Мазепы и Карла как “личную унию двух политических лидеров”. “Забавно, но наследник тысячелетней шведской монархии не позволяет себе самовольно определять межгосударственные союзы, даже исторические. Наследник демократического майданного движения присваивает себе это право, не моргнув глазом”, — с тревогой заметил Ганжа. И резюмировал: в Украине начался ренессанс средневековья, поскольку самовластно определяются не только исторические оценки, но и направление движения государства.

Народ в тени казаков

КСТАТИ, даже профессор Тарас Чухлиб из Института истории НАНУ, по сути, оправдывающий Мазепу, признал, что гетман, конечно, внес достаточно весомый вклад в укрепление государства Российского, но фактом перехода на сторону шведов поставил на себе клеймо изменника. При этом Тарас Васильевич уверен, что Северная война стала для украинцев чуть ли не гражданской. Действительно, часть казачества — от двух до восьми тысяч человек — пошла за Мазепой. Но народ-то в целом его не поддержал! И это стало одним из решающих факторов поражения шведов под Полтавой. Обещанных Мазепой Карлу продовольствия и поддержки населения шведы так и не получили.

В этом контексте интересно мнение Ярослава Бутакова из Московского государственного университета техники и управления, который считает, что излишняя идеализация и мифологизация украинского казачества оставляет в тени народ Украины. На самом деле запорожцы не были такими уж ревностными защитниками православия. Они запросто вступали в союзы то с католической Польшей, то с мусульманской Турцией или Крымским ханством. Кроме того, именно казацкая старшина драла три шкуры с крестьянства — ОСНОВНОГО населения тогдашней Украины. Не секрет, что именно Мазепа без всяких указаний из Москвы стал вводить крепостные порядки в Малороссии. Все это очень хорошо описано известным украинским историком XIX века Николаем Костомаровым. А потому народ больше склонялся к союзу с Москвой, чем к поддержке своих панов.