№ 160 от 10 сентября 2009 г.

Шкура волка снова в цене

Шкура волка снова в цене

(Окончание. Начало в номере за 9 сентября).


– А волков уже всех уничтожили?

— Охотники объявляют вредными многих хищников, будь то соколы, орлы, совы, волк и лисица, и хотят полностью их уничтожить. Они полагают, что если убить всех волков, то некому будет поедать оленей, косуль, кабанов. Значит, их будет больше для охоты. Но любой хищник ловит прежде всего молодых, слабых, больных животных, которых легче поймать. Тот же волк — не просто санитар леса, а тренер, селекционер. Слабых животных он гоняет, заставляет, так сказать, тренироваться. В живых остаются более сильные, дающие хорошее потомство. Там, где есть волки, никогда не будет какой-либо массовой болезни животных. Волк природе нужен. Но невежественные охотники не желают повышать свою экологическую грамотность.

Мало того, такая ситуация выгодна нечистым на руку людям. Право на охоту дает лицензия, за которую соответственно надо заплатить. А волка можно стрелять бесплатно. Но на Куреневском рынке в столице его шкура стоит 1000 долларов. Мимо бюджета идет огромное количество денег. Волков разрешено стрелять круглый год. Что это значит? Можно, прикрываясь якобы благородной миссией, в любое время года охотиться на кого угодно.

— Кому эти шкуры нужны?

— У байкеров писк моды — повесить шкуру на мотоцикл. Новые русские и украинцы не прочь расстелить шкуры у камина, разместить на стене. А чучело волка стоит еще больше. В Европе волк занесен в Красную книгу.

Антиволчью истерию выгодно раздувать и некоторым фермерам. Эколог из Ивано-Франковска Юрий Василов провел уникальный эксперимент: исследовал страховку на домашний скот. Оказалось, что карпатские волки какие-то странные — поедают только застрахованных коров... Мы перечитали много районных карпатских газет и выяснили, что волки чаще нападают на домашний скот перед большими праздниками — Рождеством католическим и православным, под Новый год, старый Новый год, на День Независимости.

За волков идет серьезная борьба. Одну битву мы выиграли, через суд запретив уничтожать маленьких волчат и беременных волчиц. Европейские ученые удивлялись тому, что такая охота у нас была разрешена. Сейчас ведем второй суд и собираемся поменять Закон “Об охоте” в части, касающейся истребления волков. Хотим добиться хотя бы того, чтобы зимой и весной волки спокойно отдыхали и плодились.

— Какова ситуация с рыбой?

— С обитателями водоемов положение еще более катастрофическое, чем с наземными животными. Ведь рыбу можно бить электротоком. По некоторым подсчетам, за сто лет (особенно за последние пятнадцать) количество некоторых видов уменьшилось в десять — сто раз. Электротоком браконьеры уничтожают не только рыбу, но и пиявок, разных мальков и даже водолазов. Добавьте сюда китайские сети. Украина — удивительная страна, разрешающая импорт браконьерских снастей. Куда бы мы ни обращались, не можем добиться, чтобы было принято распоряжение Кабмина о запрете ввоза в страну китайских лесочных сетей. Они очень дешевы, ими завалены наши рынки. Украина настолько не бережет свои природные богатства, что стала единственной страной в мире, которая посредством отечественных браконьеров обогащает Китай.

— А как было раньше?

— При советской власти ни на одном рынке — я прекрасно это знаю — не было браконьерских снастей. А если кто-то пытался продать плетеную сеть, это сразу же пресекали. Сейчас в Киеве мы более-менее порядок навели, а в Белой Церкви, Черкассах все завалено браконьерскими сетями. Прежде у людей не было такого огромного количества оружия, как сейчас. Не было такой коррупции. И раньше, конечно, случались нарушения, но не было всеобщего размаха этого безобразия. Когда-то рубили деревья в Каневском заповеднике. Так туда приехали из Секретариата ЦК партии, сняли с работы министра лесного хозяйства, не говоря о мелких сошках. Сейчас мы говорим о том, что 15 лет происходит незаконный отстрел зубров, и Генеральная прокуратура подтвердила это. Отстрел идет согласно официальным документам. Но за это не ответили ни те, кто готовил документы, ни те, кто их подписывал. В 1991 году Украина была первая в мире по количеству зубров — 720 особей. Сейчас их 190. На первом месте теперь Польша, на втором — Беларусь, на третьем — Россия. Мы — самые последние. А зубр краснокнижное животное. У нас нет ни одного зоолога-специалиста по зубрам. В Польше, которая в два раза меньше по территории и населению, имеются два больших общества по охране зубров и сотни специалистов. Возьмем леса. У нас заповедано 2600 вековых деревьев, в Польше — 50 тысяч.

Сам президент о зубрах знает, говорил об этом на совещании по заповедникам. И опять тишина. На все наши письма в разные инстанции мы получаем лишь пять процентов положительных ответов. Остальное — отписки или вообще молчание. Даже администрация президента не отвечает! Не говорю уж про органы милиции, горисполкомы. Не удается запретить и отстрел лосей. Хорошо, что в прошлом году удалось остановить отлов дельфинов для дельфинариев.

— Как бы вы в связи с этим охарактеризовали настроения в обществе? Насколько людей волнуют вопросы охраны природы?

— Люди пассивны, не верят, что можно чего-то добиться. И доминирует мысль: “Если не обогащусь я, то обогатится другой”. Самое страшное — это ставшая национальной идея о том, что деньги — главное.

— Как в других странах решаются эти вопросы?

— Очень жестко. В Германии, если ты поехал на рыбалку и не взял с собой колотушку, чтобы стукнуть пойманную рыбу по голове, избавляя ее от мучений в лодке, тебя тут же на год лишают права на рыбалку. Можно ли представить такое у нас?