№ 158 от 08 сентября 2009 г.

Мое письмо «отцам державы»

Мое письмо «отцам державы»

Вот уже более года с помощью почты рубрики “Государство — это я!” мы следим за состоянием жизни в стране. И ни разу этот настоящий общественный барометр не показал улучшения погоды в нашем общем доме — Украине. Наоборот. Мы все чаще получаем письма-отчаяния, горькие рассказы людей, доведенных властью до черты, за которой начинается безысходность...

«Мы живем на корке хлеба и овсяном компоте»

ЦЕЛЫЙ пакет документов прислал в адрес рубрики житель Евпатории Федор Николаевич Дунаев. На семидесяти листах здесь изложена настоящая трагедия человеческих душ. Коллективные письма, справки, обращения к разным представителям власти, их ответы стали документальным свидетельством антигуманной сущности сегодняшних “отцов державы”, их циничного отношения к проблеме, связанной с Великой Отечественной войной. “Я, Федор Николаевич Дунаев, представляю коллективную общественную организацию, отстаивающую интересы детей погибших героев Великой Отечественной, оставшихся в те страшные годы сиротами. Наши родители честно защищали родную землю и смело вступали в смертельную схватку с коварным и сильным врагом. Нередко им приходилось сражаться врукопашную, потому что не хватало оружия. Были моменты, когда на 8 бойцов приходилась одна винтовка. Но и тогда наши отцы не отступали. Их косили вражеские пули, разрывали в клочья снаряды. Но они были верны своему воинскому долгу, своей Родине и гибли как герои.

Их награждали орденами и медалями, которые они так и не получили. Они сражались за лучшую жизнь. Об этой жизни думали и мы, голосуя за независимую Украину. Мы верили, что государство, провозгласившее себя народным, демократическим, не забудет и подвиг тех, кто пал на полях сражений в годы страшной войны, не забудет и нас, их детей, оставшихся сиротами и хлебнувших много горя. Как и многие мои товарищи по несчастью, свой фунт лиха получил и я. Был на грани жизни и смерти, ползал по земле и щипал траву, чтобы не умереть от голода. Во время бомбежки я был контужен, и это отразилось на слухе. Был ранен осколком и заикался почти до тридцати лет...

Мы, дети погибших защитников Родины, пережили этот кромешный ад и вместе со всеми стали работать в народном хозяйстве, поднимая экономику страны. Из-за полученных ран и тяжелой работы многих из нас одолели тяжелые болезни, многих разбил паралич. Мы надеялись, что новое, независимое государство обратит на нас внимание и дети погибших защитников Родины получат награды своих отцов и проживут еще 3–5 “лишних” лет. Но государство забыло о нас, забыло о том, что обещало народу не оставлять без внимания ни одного человека! Тем более тех, кто в тяжелейшие годы остался без родителей, не сломался и стал достойным гражданином. Теперь эти граждане брошены на произвол судьбы. Наших пенсий едва хватает, чтобы сделать коммунальные платежи. На питание денег, что дает нам “держава”, хватает лишь до половины месяца. И потому мы живем впроголодь — на корке хлеба и овсяном компоте. О лекарствах и медобслуживании нет и речи. И это — в независимой, демократической стране, спустя шесть десятилетий после войны!..

Кое-кто может сказать: а почему вы молчали, почему не говорили о себе, ведь государство не может знать обо всех и каждом. Отвечу. С просьбами обратить внимание на детей погибших защитников Родины, оставшихся сиротами, за последние 8 лет мы четыре раза обращались к президенту Украины (в том числе Ющенко), восемь раз — к голове Верховной Рады (в том числе к Литвину), пять раз — в Кабинет министров Украины (лично к Тимошенко), трижды — в Министерство обороны, дважды — в Департамент по делам инвалидов. Несколько раз я был на приеме у Турчинова и Еханурова. Соответствующие бумаги направлялись Богатыревой, Януковичу, Порошенко и другим. Однако реакции на все это не было. В лучшем случае, бездушные, формальные отписки даже в тех случаях, когда речь шла о похоронных делах.

Это обстоятельство и заставило меня через газету еще раз обратиться к “отцам державы”: время летит вперед, и с каждым месяцем, с каждым днем нас остается все меньше. И потому мы уже не просим, а требуем, чтобы государство вспомнило о своих обещаниях и поддержало детей защитников Родины, погибших во всех войнах. Мы требуем обеспечить детей погибших защитников Родины материальной поддержкой, оздоровительно-санаторным лечением и приравнять их к участникам боевых действий. Нас уничтожали в годы войны фашисты. Не хочется думать, что теперь то же самое делает украинская власть”...

Там, где были порядок и точность

ПИСЬМО, пришедшее в редакцию из Иловайска, что в Донецкой области, рассказывает о другой проблеме. Но и оно прямо связано с “деятельностью отцов державы”. “Вы не можете себе представить, что происходит сегодня на железной дороге. В частности, в Иловайске. Большая узловая станция рушится на глазах, — сокрушается Людмила Ивановна Геничева. — Видимо, нет в Украине сегодня настоящего хозяина, заботящегося о людях и народном хозяйстве, — продолжает она. — Железнодорожный вокзал из удобного для пассажиров помещения превратили в настоящий концлагерь. Весь вокзал окружен решетками, очень трудно стало добираться к пригородным поездам, которые выставляют на четвертый, пятый и прочие отдаленные от главной платформы пути. Особенно тяжело теперь пожилым и больным людям, пассажирам с тяжелыми сумками, ведь идти приходится через неприспособленный к большому потоку пассажиров мост или переход третьего этажа.

И этим безобразия на считавшейся когда-то образцом порядка и точности железной дороги не заканчиваются. Разбирают и режут рельсы и даже дизели. А в конце мая у нас отменили (может быть, поэтому) дизельные пригородные поезда сразу на шести маршрутах. В сторону Тореза движение ликвидировано полностью. Страшно дорогим стал проезд по ближним маршрутам. К примеру, на одном из них еще недавно билет стоил 1,80 гривны, а сегодня уже 3,50... При этом удобств в поездке становится все меньше. Странное это государство — независимая Украина. Странные, если не сказать больше, у нее руководители. Видимо, пришло время их менять”.