№ 156 от 03 сентября 2009 г.

Фальсификации во имя новых агрессий

Фальсификации во имя новых агрессий

Довольно пестрое сборище глав правительств из трех десятков европейских столиц слетелось 1 сентября в польский Гданьск. Даже забавно посмотреть, если бы не повод, по которому собрались солидные государственные мужи и дамы. Поводом стало якобы 70-летие начала Второй мировой войны. Хотя фактически 70 лет тому назад нападением Германии на Польшу война началась лишь в континентальной Европе. Но об этом ниже...

Так и хочется спросить, а зачем, собственно, собирались? Может, чего сказать хотели? Обещали разобраться в причинах мировой трагедии, а на деле занимались грубым искажением истории, вновь взвалив всю вину на Советский Союз и его правопреемницу современную Российскую Федерацию. Но об этом на Западе и без того твердят постоянно. В головы европейцев и американцев, в которых царит невероятная каша из исторических дат и фактов, вдалбливается миф о том, как два тирана, Сталин и Гитлер, развязали мировую войну и поработили кучу стран. Потом пришли доблестные американцы, всех победили, всех облагодетельствовали, на чем и сказке конец. А все остальное — слухи, распространенные коммунистической пропагандой...

Вся квинтэссенция гданьского “форума” свелась к фразе президента Польши Леха Качиньского, заявившего, что “большевистская Россия воткнула полякам нож в спину 17 сентября 1939 года”. Якобы, когда польская армия еще успешно отражала атаки вермахта, Сталин ввел свои войска в Западную Украину и Белоруссию. Дескать, это и послужило основной причиной гибели 50-миллионов человек в развязанной таким образом мировой войне. При этом польский президент не предъявлял никаких претензий непосредственному агрессору — Германии, в течение двух недель полностью уничтожившей боевой потенциал польской армии. Налицо пример чудовищной лжи, состряпанной по геббельсовскому рецепту: чем она невероятнее, тем в нее скорее поверят. Когда части Красной Армии начали свое движение, польское правительство уже сбежало в Румынию, оставив страну на растерзание захватчикам, и Советское правительство просто обязано было оказать помощь украинцам и белорусам, проживающим, по сути, на оккупированной самой же Польшей территории.

Не вспомнил Качиньский и о переговорах двух министров иностранных дел Риббентропа (Германия) и Бека (Польша), состоявшихся 26 января 1939 года в Варшаве. Тогда полковник Бек не скрывал, что “Польша претендует на Советскую Украину и на выход к Черному морю”. Качиньский словно выпустил из виду, что союзники в те времена моментально превращались в противников и что уже в августе 1939-го польские газеты писали следующее: “...Стоит только польской армии ударить одновременно на Восточную Пруссию и на Берлин, как все там полетит. Данциг будет занят в несколько часов, через неделю наша кавалерия будет поить своих коней в древнем польском Кролевце (Кенигсберг), а через две недели мы будем под стенами Берлина. Вне всяких сомнений, война закончится в 2-3 недели, если не обманут французы и англичане. Ну а если они и на этот раз не выступят, то справимся и без них”.

Если бы Польша в самом деле стремилась избежать войны, она могла бы этого добиться. Как раз из-за города, в котором отмечалось печальное 70-летие, называвшегося ранее Данцигом, разгорелся весь сыр-бор. Реальной причиной нападения стало нежелание Варшавы пойти навстречу весьма умеренным требованиям Гитлера: включить вольный город Данциг в состав Третьего рейха, разрешить постройку экстерриториальных шоссейной и железной дорог, которые связали бы Восточную Пруссию с основной частью Германии. Эти требования трудно назвать необоснованными и провокационными, так как подавляющее большинство жителей отторгнутого от Германии, согласно Версальскому мирному договору, Данцига составляли немцы, желавшие воссоединения с исторической родиной. Но, стремясь получить статус великой державы, Польша никоим образом не хотела становиться младшим партнером Германии, поэтому требования были отвергнуты. По сути, именно Польша стала одним из виновников развязывания бойни в Европе. В результате, внеся самый минимальный вклад в победу над фашизмом, благодаря позиции Сталина на переговорах о послевоенном устройстве Европы она получила самые солидные территориальные приобретения. Она же ныне лицемерно выдает себя за самую крупную жертву той войны.

Варшава требует извинений от Москвы и материальной компенсации от России. Аналогичную позицию занимает и официальный Киев. Антироссийская риторика не утихает тут после прихода во власть “оранжевых”, а после событий на Кавказе в августе прошлого года все более усиливается. В эти дни политологи, обслуживающие секретариат президента, с пеной у рта требуют называть “зло злом”, имея в виду “Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом” и якобы имевший место раздел Европы между этими государствами. Дескать, современная Россия не изменила своей сути, и Москва вновь мечтает о новом разделе континента. А самым лакомым для нее куском по-прежнему остается Украина. И если украинский народ не поддержит “національно-свідомого” президента на предстоящих выборах, то вся “незалежність” накроется медным тазом. Из России упорно лепится образ врага, а для вконец обанкротившегося президента это последний козырь в потугах оставить за собой полюбившееся кресло...

О реальных виновниках, развязавших мировую бойню, мы поговорим в следующей публикации.