№ 140 от 11 августа 2009 г.

А дорога серою лентою вьется...

Образно говоря, свою судьбу Вадим Лазарев нашел... под забором. Именно там понуро стоял неухоженный “газончик”, у которого не было даже стартера. Этот самый ГАЗ-51 и передали вчерашнему выпускнику школы, поступившему на работу в Донецкое УЖКХ. Таков порядок: кто же даст новичку хорошую машину? Пусть шишки набьет на старье, да докажет свою приверженность шоферскому делу...

От  веников 
до  круассанов
– НАВЕРНОЕ, с полмесяца лежал я под этой машиной пока не восстановил ее из праха, — рассказывает Лазарев, сегодня уже ветеран и водитель шикарного большегрузного “МАNа”. А та первая его машина работала в УЖКХ этакой хозяйкой: кому краску подвезти, кому стройматериалы. А бывало, загружали ее просто вениками да метлами. Такова уж специфика жилищно-коммунального дела.
В армию Вадим ушел уже настоящим шофером, что и учло командование отдельного автобатальона. Дали солдату в этот раз уже ЗИЛ, и не из-под забора, а из бокса. Участвовал молодой водитель в учениях, убирал урожай на целине. Тысячи километров намотал, но охота крутить баранку не пропала. Более того, после армии пошел повышать классность, стал работать на автобусе, потом в клубе “Сергея Бубки”, предприятие которого в Донецке выпекает круассаны. Везут круассанчики — аромат стоит на всю округу.
Видно,  правительство  лучше  знает  мерседесы
У БУБКИ хорошо, но кто же откажется от того, чтобы и по Европе дальнобойщиком поездить? Тем более что у Вадима к этому времени и опыт, и стаж соответствующие были.
— От Италии до Урала ездил я тогда, — продолжает Вадим. — Здороваться могу на всех языках.
— Что возил?
— А чего только не возил. Главное, понял: без шоферского труда любая страна станет. Об этом и сыну Дмитрию рассказал, который сейчас вместе со мной электрослесарем работает. Бывает, делает он и мою машину “Маню”, так я по-нашему называю свой “МАN”...
Жизнь шофера, так уж повелось, его машинами пишется. Первые корявые строчки — “газончиком” из-под забора, уверенные строки биографии — это уже, когда он за баранку ЗИЛа, КамАЗа или того же автобуса сел. Водители большегрузов, тяжеловесов — сугубо классики. Рейс такой машиной на сто километров, считай, все сто евро стоит. Правда, “МАNам” ущемление тут недавно вышло. Запретили им ездить по дорогам летом. Мол, разбивают они их. Видно, никого там, в правительстве, нет из водителей. Иначе они бы сказали, что у тяжелой машины и шины шире, и все предусмотрено для того, чтобы на дороге она вела себя отменно. Видно, в правительстве мерседесы знают лучше. Но закон есть закон, вот и возят сейчас в своих кузовах трехосные тяжеловесы компании “Альтком-Трансмеханизация”, где работает Лазарев, наполовину воздух — всего по 22 тонны грузов. Предприятие терпит убытки, его директор Яков Каплун мрачнее тучи, и его можно понять: ну, нельзя на таких гигантах и только по ночам возить по крохам!..
Своей  судьбы 
шофер  не  меняет
ДО НЕДАВНЕГО времени Вадим работал на строительстве парка у нового стадиона Донецка “Донбасс-Арена”. Сейчас прокладывает дорогу к Красноармейску, это в обход областного центра. Поднимается в половине пятого, в семь садится за руль своей “Мани”. За день успевает сделать ходку-две. И очень огорчается из-за того, что такие машины простаивают или воздух возят, что даже в долг работать, как это сейчас бывает, не дают. Шоферы едва ли не первыми кризис почувствовали.
Сын Вадима Дмитрий в Харьковскую академию городского хозяйства пошел, городской электротранспорт изучает. В душе отец доволен сыном: академия — это тебе не фунт изюма! Но скажи Вадиму, чтобы он со своего тяжеловеса на троллейбус пересел или занял руководящую должность, едва ли на это согласится. Рожденный шофером — судьбы своей не меняет, говорит он. Что ж, ни гвоздя, ни жезла тебе, шофер!