№ 139 от 08 августа 2009 г.

Хорошая традиция

Хорошая традиция

Возле поруганного националистами памятника Ленину в центре Киева ныне дежурят коммунисты. Они охраняют памятник от вандалов, собирают средства на его восстановление и общаются с киевлянами и гостями столицы, разъясняя свою позицию. Сегодня это место дебатов и разговоров “за жизнь”.

В тот день возле памятника остановилась машина, украшенная обручальными кольцами. Молодожены возложили цветы к подножию памятника и явно никуда не спешили. Жених откупорил бутылку шампанского и принялся угощать окружающих.

Миша и Нина

КАК ОКАЗАЛОСЬ, молодые приехали к памятнику Ленину, соблюдая семейную традицию, которую заложили их дедушка и бабушка.

...Дедушка невесты Михаил Стаценко был призван в армию в 1945 году из села Мошны Черкасской области. Воевал он недолго. А поскольку срок его службы еще не истек, парня направили на восстановление Киева.

На разборе завалов трудились киевляне и мобилизованные из разных уголков страны комсомольцы. Среди них Михаил заприметил одну девушку. Ни бушлат, ни большие сапоги не скрывали стройную фигуру. Миша не видел лица девушки, она работала в повязке, пытаясь защититься от пыли. А подойти и познакомиться все не удавалось.

Завалы разбирали вручную. Из машин — только экскаватор, несколько транспортеров и вагонетки для подвозки обломков к грузовым трамваям. Они вывозили обломки в старые глиняные карьеры на Демиевке. Девушка, которую приметил Михаил, как раз перегружала обломки из вагонеток на трамвайные платформы.

А познакомились они совершенно случайно 5 декабря 1946 года. Эту дату Лена не знала, да и ее дедушка, наверное, не помнил. Он лишь рассказал внучке, что в тот день на бульваре в конце Крещатика был открыт памятник Ленину.

План застройки послевоенного Крещатика еще не был претворен в жизнь. И памятник Ленину из великолепного красного карельского кварцита, величественный, устремленный вперед, был символом будущего.

Дедушка Лены помнит, какой необыкновенный душевный подъем он испытал в день открытия памятника, когда огромное белое покрывало сползло вниз.

— Ура! — закричал он, и люди, собравшиеся у памятника, подхватили.

— Ура! — кричала рядом девушка в теплом тулупе и пушистой шали.

Что-то знакомое было в ее фигурке и движениях. Она? После митинга он подошел к ней и спросил:

— Это ты на погрузке у трамвая работаешь?

— Я, — девушка глянула на него огромными синими глазами и, засмущавшись, опустила взгляд.

...Крещатик полностью восстановили только в 1964 году. Миша и Нина к тому времени уже поженились и уехали в далекий Новосибирск, на родину Нины.

Оля и Коля

ОЛЬГА, старшая дочка Михаила и Нины, приехала в Украину в гости к бабушке. На подъезде к Мошнам дорога шла через старый сосновый бор, густо укрывающий пологие холмы, тянущиеся до самого горизонта.

“Вот почему папа полюбил Сибирь, — подумала девушка, — У нас похожие места”.

Родное село отца оказалось большим и красивым. Один только сельский храм чего стоил! Те, кто видел Воронцовский дворец в Алупке, сразу заметили бы их архитектурное родство.

А на улице Ленина Оля увидела необыкновенной красоты деревянные терема архитектора Владислава Городецкого. “Вот тебе и село! — поражалась юная сибирячка.

На выходных она поехала в Киев и влюбилась в него с первого взгляда. Примостившись на лавочке возле памятника Ленину на бульваре Шевченко, она ела мороженое и вспоминала рассказы родителей о том, как они здесь, на этом самом месте, познакомились.

К Оленьке подсел парень в бушлате и бескозырке.

– Разрешите обратиться!

— Разрешаю! — рассмеялась девушка.

Молодого человека звали Николаем. Он учился в Одесской мореходке, а в Киев приехал на экскурсию. Они стали делиться восторженными впечатлениями, пошли в кино. А потом обменялись адресами.

Письма из Одессы в Новосибирск шли почти две недели. Но Оля получала их каждый день. Потому что каждый день перед отбоем Коля писал девушке...

Лена и Вова

ЛЕНА, которую мы встретили около памятника Ленину, — представительница третьего поколения этой семьи. Она, выросшая в Одессе, каждое лето проводила у родственников в Мошнах. А повзрослев, стала приезжать в Киев и обязательно приходила к памятнику Ленину. Все ждала, что встретит своего суженого именно здесь.

Лена смотрела, как встречаются влюбленные, радовалась за них и ждала...

— Вы не подскажите, где находится институт стоматологии? — широкая улыбка парня, задавшего этот вопрос, явно свидетельствовала о том, что в услугах зубного врача он не нуждается. Он только что проходил мимо вывески этого учреждения, и это было первое, что пришло ему на ум.

Лена пожала плечами.

— Что же делать, я просто умираю от зубной боли! — схватился парень за щеку.

Лена с участием посмотрела на него, а потом, заметив смешинки в глазах парня, рассмеялась.

— Ой, я вам почти поверила! А вы приезжий?

— Совершенно верно! Из Воронежа. Я приехал сюда, потому что украинки — самые красивые девушки. И не ошибся. Я нашел-таки красавицу!

— Так вы назначили ей здесь свидание? — не поняла Лена.

— Ну да! Но она пришла первая. Поэтому я прошу прощения за опоздание. Ведь вы меня простите, правда?

...С той встречи прошел почти год, и вот ребята снова здесь.

— Когда мы услышали, что вандалы изуродовали памятник, — говорила Лена, — и его собираются вообще снести, очень расстроились. Ведь тогда прервется добрая традиция нашей семьи — знакомиться с будущим спутником жизни здесь, у памятника. А когда узнали, что коммунисты спасают монумент, решили непременно приехать и отметить день бракосочетания здесь.