№ 124 от 16 июля 2009 г.

Третья линия обороны

ВО ВРЕМЯ своего последнего визита в Крым президент Ющенко вольно или невольно вбил клин между Севастополем и остальным Крымом. Он предложил идею вхождения города русской славы в состав Автономной Республики Крым, что предусматривает новый вариант президентской Конституции. Напомним, что в настоящее время Севастополь является отдельной территориальной единицей и подчиняется напрямую Киеву. Это единственный город в Украине, жители которого не имеют право выбирать своего мэра. За них это делает президент, назначая главу Севастопольской государственной городской администрации. Однако вечно так продолжаться не может. Севастопольцы открыто называют руководителей СГГА «президентскими холуями», поскольку те пытаются украинизировать школы, устраивают выставки о так называемом голодоморе 1932-1933 годов и всячески насилуют русский по духу город прочими плодами пораженного русофобией разума.
Наделить же Севастополь, как и другие города Украины, самостоятельностью рука не поднимается. В правящем «помаранчевом» лагере считают, что если горожане получат возможность выбирать не только городской совет, но и городского голову, это лишь усилит «пятую колонну» как в Севастополе, так и в Крыму в целом. Вхождение же города в качестве административно-территориальной единицы в крымскую автономию, по замыслу Ющенко, будет разумным компромиссом, что в конце концов и решит «проблему Севастополя».
Крымское руководство президентскую идею полностью поддерживает. Еще бы. Кто ж откажется приобщиться к дележу севастопольской земли (все остальное уже украдено)? Ведь в Большой Севастополь входит огромный кусок прибрежной зоны ЮБК.
Вот только власти Севастополя с идеей президента категорически не согласны. В частности, председатель городского совета Севастополя Валерий Саратов считает, что город имеет «особый статус». По его мнению, в течение двух веков здесь сложилась особая общность людей, ментальность которых сформировали героические обороны родного города. Причем Вторая оборона Севастополя проходила на рубежах, по которым сейчас проходит административная граница города. К тому же Севастополю, считает Саратов, не свойственны некоторые «крымские болезни», например, национальная. В городе проживает менее одного процента крымских татар. Поэтому велика вероятность того, что в случае вхождения Севастополя в состав автономии вирус национализма проникнет и в город. В свою очередь, глава СГГА Сергей Куницын считает, что если объединение Крыма и Севастополя все же произойдет, то именно последний должен стать столицей полуострова, так как Севастополь — самый крупный город в Крыму.
Если бы в секретариате хорошенько знали о местных особенностях, то подобная инициатива в президентской голове никогда бы не поселилась. Дело в том, что Севастополь хоть и находится на территории Крыма, ментально с ним связан весьма условно. Ни один уважающий себя севастополец никогда не назовет себя «крымчанином» и не скажет, что живет в Крыму. Жителя «материкового» Крыма, часто бывающего в Севастополе, не удивит, например, такой вопрос местных жителей: «Как там у вас дела в Крыму?».
Поэтому идея Виктора Андреевича о вхождении Севастополя в состав крымской автономии воспринимается большинством севастопольцев как очередная попытка ущемить их права. Действительно, более двухсот лет Севастополь напрямую подчинялся столице Российской империи, а затем СССР и был на территории полуострова неким удельным княжеством. Въедливые юристы даже утверждают, что при передаче полуострова в состав Украины в 1954 году Севастополь де-юре оставался в составе РСФСР. Кстати, в отличие от городов и рай­онов Крыма, украинский язык и литература в общеобразовательных школах Севастополя при Союзе никогда не преподавались.
Вряд ли можно назвать разумной и президентскую идею административного объединения Крыма и Севастополя путем проведения общенационального референдума. В ситуации перманентного политического и экономического кризиса в Украине это невольно подтолкнет севастопольцев к проведению своего общегородского референдума, на котором они самостоятельно захотят решить судьбу своего города. Это значит, что Вторая линия обороны может запросто превратиться в государственную границу. Тем более что пограничные столбы вокруг Севастополя, оставшиеся еще с советского времени, когда город был «закрытым», кое-где целы до сих пор.