№ 105 от 17 июня 2009 г.

22 июня, ровно в четыре часа...

22 июня, ровно в четыре часа...

Незабываемое

СТРАШНЫЙ день 22 июня 1941 года никогда не сотрется из памяти народной. Он разделил нашу жизнь на два периода — “до войны” и “война”. До войны я закончил третий курс художественного училища и 22 июня был направлен на практику — оформлять Дом культуры железнодорожников. Прибыл на практику утром, проходит час-другой, а задания мне никто не дает. Так прошло полдня. В столовой я обратил внимание на странную тишину. Люди почему-то разговаривали шепотом, на их лицах были заметны тревога и страх. Вдруг включили радио. Выступал министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов. Сознание пронзило страшное слово — война! Рухнул светлый, радостный мир, и надвигалась новая, грозная эпоха, настал час испытаний.

Поезда до Полтавы, куда мне надо было ехать по делам, не ходили: немецкая авиация разбомбила мост через Днепр. Я сел на пароход и поплыл до Кременчуга. Но и там фашисты оставили свой страшный след. После их бомбежки два пролета моста лежали в реке. Пригородным поездом я добрался до Полтавы. Туда как раз приехал Никита Хрущев, Первый секретарь ЦК Компартии Украины. Никита Сергеевич выступил на многотысячном митинге. Я на всю жизнь запомнил его слова: “Мы разгромим немцев, как шведов под Полтавой!” Так оно и произошло, но в те страшные дни мы думали об одном: как лучше подготовиться к обороне. Тысячи местных жителей помогали красноармейцам, рыли окопы и траншеи, строили блиндажи, устанавливали противотанковые заграждения. Я и мой младший брат вместе с отцом рыли противотанковые рвы на подступах к Полтаве. Меня вызвали в военкомат и направили в военное училище. Это уже потом была оборона Кавказа и наша Великая Победа. Но самые первые, самые трудные дни войны мне не забыть никогда.

Бердичев, Житомирская область.