№ 64 от 08 апреля 2009 г.

Владимир Бортко: «Буду счастлив, если зрители захотят перечитать Гоголя»

Владимир Бортко: «Буду счастлив, если зрители захотят перечитать Гоголя»

Владимир Бортко приезжает в Киев как к себе домой. В столице Украины он провел свою юность. Учился здесь в геологоразведочном техникуме, а позже в Киевском институте театрального искусства имени Карпенко-Карого. Здесь на киностудии Довженко снял свой первый фильм. Сегодня всемирно известный режиссер живет и работает в Петербурге. Это, можно сказать, где-то гоголевская страница биографии. И так же, как для Гоголя, Россия и Украина, разделенные сегодня государственными границами, для него единая родная земля.

– МЕНЯ часто спрашивают, — говорит Владимир Владимирович, — какую душу я хотел показать в фильме “Тарас Бульба” — русскую или украинскую? Я этого вопроса не понимаю. “Тарас Бульба”, по крайней мере, для меня, — это наша общая душа. Я довольно долго жил в Киеве, на улице Чапаева. Фрески Владимирского собора и Киево-Печерская Лавра, где я часто бывал, — самые сильные впечатления моей юности, связанные с Киевом. Поэтому я чувствую себя в Украине, как на Родине. Сколько бы ни твердили, что Украина — это не Россия, я не разделяю русских и украинцев. Когда мне говорят, что в Сумской области живут самые лучшие и передовые люди, а в Курской — люди с песьими головами, мне смешно это слышать.

— Тем не менее уже приходилось слышать (и вам, наверное, тоже), что “Тарас Бульба” — это пропагандистский фильм и даже называют его заказом Кремля.

— Так могут говорить только те, кто не заглядывал в текст повести. Я ничего не менял в нем. Если кто-то хочет, чтобы я переписал Гоголя, — пусть извинит. Поэтому на все претензии, которые предъявляются, я отвечаю: читайте Гоголя. С другой стороны, стараясь во всем следовать писателю, я выражаю, как режиссер, свое кинематографическое видение материала. От этого никуда не денешься. Но напрасно искать в моей версии идеологические расхождения с первоисточником. Все так, как написано Гоголем. В каждой своей картине по литературным произведениям я стремился приблизиться к оригиналу. Так было в “Собачьем сердце” и “Идиоте”, так было в “Мастере и Маргарите”. Я слышу порой возражения: мол, говорят, что Гоголя очень сильно подправили еще при жизни, и я якобы взял не каноническую редакцию повести. Знаете, говорят, что в Москве кур доят.

— Наше Министерство культуры продолжает искать деньги на “Тараса Бульбу”. Как вы думаете, готовится попытка возразить вашей версии?

— Понятия не имею. Я не приехал заниматься сюда политическими разборками. Меня совсем не интересует мотивация Министерства культуры... “Тараса Бульбу” снимали уже не раз. Наш фильм не отменяет тему. Пусть будет еще одна экранизация. Как по мне, чем больше экранизаций, тем лучше. К сожалению, в Украине как-то слишком все заполитизировано. Я расскажу вам историю. Мы должны были снимать эпизод из воспоминай Тараса Бульбы в Крыму у Бахчисарайского дворца. Подходят ко мне такие суровые ребята и говорят: вы снимать здесь не будете, а если будете снимать, вы вас убьем. Назвались представителями татарского меджлиса. Я открыл украинскую Конституцию и попросил показать, где здесь говорится о таком органе?

— Расскажите, как складывался актерский ансамбль фильма?

— Выбор актеров всегда довольно сложный процесс. Но в данном случае все сложилось довольно просто. В роли Тараса я не видел никого, кроме Ступки. И был очень рад, что он принял предложение сниматься. С ним даже проб не было, потому что я видел то, что он делает.

Кстати, у нас с Богданом Сильвестровичем не совсем одинаковые взгляды на трактовку некоторых событий, на перспективы Украины. Но это не мешало нам вместе читать Гоголя. Мы даже умудрились ни разу не поссориться. Я работал, не побоюсь этого слова, с гениальным актером мирового масштаба.  

С Остапом проб не было. Володя Вдовиченков (Остап) приехал на пробы, и на этом они закончились. С Андреем было сложнее — были пробы, и в результате был выбран замечательный актер Игорь Петренко.

— Какие духовные наставления вы старались вложить в фильм?

— Эти наставления дает Гоголь. “Тарас Бульба” — это воплощение души народа, живущего в очень сложный период истории. Мне кажется, сейчас самое время снимать этот фильм, ибо вопросы, затронутые в повести, очень актуальны: Родина, предательство, как вести себя в ситуации выбора, что есть хорошо и что плохо по отношению к нашей многострадальной Отчизне. Важно было напомнить, что есть вещи, которые делать нельзя. Например, нельзя предавать Родину. Это было понятно еще шесть тысяч лет тому назад, понятно и сейчас.

И еще важный момент, о котором хотелось напомнить: православие, объединяющее наши народы. Один из эпизодов фильма снимался в Киево-Печерской лавре. Для меня это очень важно. Само пребывание на территории лавры дает художнику очень много.

— Было трудно снимать “Тараса Бульбу”?

— Ой, тяжело. И не из-за частых переездов, тысячных массовок, огромного количества каскадеров и так далее, а потому что перед нами гениальный поэтический текст Гоголя. Перевести его на кинематографический язык — задача сложная. Дело в ответственности. При экранизации классиков, которых читали все, чувствуешь большую ответственность.

— Какой отдачи вы ожидаете?

— Я надеюсь, что фильм примут, во всяком случае, будут смотреть с интересом, и буду счастлив, если после просмотра кому-то захочется перечитать Гоголя. 

— В прошлогодний приезд в Киев вы говорили о том, что “Бульба” будет вашим последним фильмом.

— Были у меня планы заняться политической деятельностью. Они не осуществились. А поскольку я хочу кушать, придется работать.