№ 50 от 19 марта 2009 г.

Шевченко для самопиара

Шевченко  для  самопиара

Трудно назвать политическую силу в Украине, которая не считает Тараса Шевченко духовным отцом нации, пророком, указывающим, что нужно делать и как. Не потому ли празднование каждой годовщины со дня его рождения превращается в состязание политических партий на силу любви к Кобзарю. Не была исключением и недавняя юбилейная дата — 195-летие со дня рождения поэта.

 

 

НО ЛЮБЯТ у нас Шевченко, надо сказать, по-разному. Каждая политическая сила находит в нем то, что ищет, и, спекулируя на народной любви к поэту, фактически использует его как средство для самопиара. Предвидя идеологическую вакханалию вокруг юбилея, винницкие власти даже обратились с просьбой к политическим партиям не допускать спекуляций во время проведения торжеств. Чтобы ни у кого из участников политического процесса не было искушения использовать эти мероприятия исключительно ради повышения своего имиджа. И предложили воздержаться по этой причине от использования на юбилейных мероприятиях партийных знамен.

Моментально возразила “Свобода” Тягнибока. Вдруг выяснилось, что Шевченко — главный духовный идеолог этой партии с сомнительной репутацией. Пресс-служба “Свободы” живенько заявила по поводу обращения следующее: “Помните: Тарас Шевченко первым изрек: “Кайдани порвіте!” — и на духовном фундаменте его творчества выросли крепостные стены национализма. Истоки идеологии украинского национализма — в Надднепрянской Украине. Ее основы заложил Тарас Григорьевич Шевченко”.

Вспомним, что в этот раз говорил наш славный президент, возлагая цветы к памятнику Шевченко, и затем в Национальной опере на торжественном собрании по случаю юбилея. По его словам, Шевченко “не идол, не божество, не икона, но вечный, праведный дух” украинского народа, носитель национальной идеи. Сейчас, поделился со своим народом президент, существует много противоречий, от которых хотелось бы избавиться, а власть часто бывает “глухой” и очень часто “не патриотической”, и самая большая угроза состоит в разобщенности украинцев. Что ж, справедливо и самокритично. Далее пошла чистая политика. Ющенко призвал действовать. “Нужно стараться действовать вместе, особенно сейчас. Без корысти, продажности, жадности”. И далее: “Я прошу объединиться все национальные силы — не политические партии или политические блоки, а именно людей, именно украинцев, именно граждан Украины”. Понятно, вокруг кого. Не вокруг же Шевченко.

В день юбилея я побывал в Национальном музее Шевченко на выставке и проходившем здесь торжественном мероприятии. Сотрудники музея любовно подготовили экспозицию. Но вот сам вечер был странным. Ораторы, в числе которых поэты, писатели, ученые, вспоминали “героев” ОУН и УПА, почему-то обзывали Маркса бандитом и воевали за места в первом ряду зала.

Покинув собрание, я подошел к памятнику поэта в университетском парке. У его подножия волновалось пестрое море разноцветных флагов различных партий, разумеется, народных и патриотических, программа каждой из которых, понятно, — программа защиты украинцев. Каждая, ясное дело, не жалея сил, денно и нощно борется за счастье своего народа. Только результат почему-то нулевой. Не видно просвета.

Ораторы сменяли друг друга, толпа поминутно дружно выкрикивала: “Слава Україні!”. Безмолвный Тарас, глядя на все это, думал какую-то думу. А дума его, возможно, была такой:

“Доборолась Україна

До самого краю.

Гірше ляха свої діти

Її розпинають”.