№ 48 от 17 марта 2009 г.

Мой ребенок — вундеркинд

Мой  ребенок  —  вундеркинд

Дневник матери

Сегодня мы предлагаем читателям размышления из личного дневника жительницы Фастова о творческих способностях детей.

Понедельник,  9  июня

В ПАРКЕ сидят мамы, наблюдая, как дети качаются на каруселях.

— Мой сын талантливый! Посмотрите, как он рисует, — говорит одна и протягивает листы бумаги, которые родителям раздают воспитатели детсада, чтобы показать, чем дети занимались. Подошла и я.

— В самом деле, необыкновенно! — восторгалась молодая мама.

Лично я ничего особенного не увидела.

— Я сама в детстве хорошо рисовала, — продолжала мамаша. — Но поступить в художественный институт не удалось. Зато мой сын будет там учиться. Жизнь отдам — но сделаю его художником!

Хорошо, если у ребенка талант. А если нет? Под давлением нереализованных маминых амбиций он будет только страдать. Даже если и окончит вуз, то вряд ли достигнет больших успехов, поскольку работа окажется ему не по душе. Моя школьная подруга Зоя, например, имеет неплохой голос. Ей прочили карьеру певицы. Но ее охватывал страх при одной только мысли, что предстоит выйти на сцену и стоять перед сотнями зрителей. Еще Зоя любила историю. Поступила в педагогический, и теперь она — прекрасный гид. А песни поет дома родным и на встречах с друзьями.

Думаю, что к способностям детей необходимо добавить еще их собственное желание заниматься определенным делом. Учеба и работа из-под палки — ад. У моего двоюродного брата из-за этого вся жизнь пошла кувырком. Хотел быть конструктором, но родители настояли на том, чтобы он выучился на врача. В результате медицину он сейчас просто ненавидит и работает таксистом. С отцом — конфликт, с женой — развод.

Когда родился мой сын, я почему-то вбила себе в голову, что он будет выдающимся человеком. С четырех лет таскала его на английский, рисование и танцы. Ребенок так уставал, что засыпал за ужином. Стал часто болеть. Когда пошел в первый класс, я немного успокоилась: надо было сосредоточиться на учебе. Да и жалко его было: нагрузка у первоклас­сников большая. Вот, например, нельзя им задавать домашние задания. Ан нет! А как вам школьный день по пять уроков? Хотя сама учительница говорила, что малыши “никакие уже после третьего урока”...

И я решила: подрастет — сам с будущей профессией разберется. Но тем не менее можно ли заранее определить, гений твой ребенок или нет?

С этим вопросом я пришла к детскому психологу. Оказывается, есть общие черты, которые выделяют вундеркиндов из массы. Гениям, во-первых, интересна любая новая информация, они прекрасные слушатели. Во-вторых, терпимы к чужой точке зрения. Более того, с увлечением “копаются” в противоположных аргументах, анализируя иные подходы к проблеме.

Одаренные ребятишки не особо расстраиваются из-за мелких неприятностей. Быт их, как правило, не интересуют. Они все — в творческих поисках. Общаться с маленькими гениями легко. Не капризные. У них нет необходимости жаловаться на что-либо. И дома могут одни посидеть, им не скучно в одиночестве.

Одаренные дети обычно независимы и могут сами о себе позаботиться. Уверены в себе. А еще отличаются необыкновенным упорством. Месяцами могут биться над одной задачей. У них сильная воля, они целеустремленные.

Учатся хорошо, но часто среди гениев встречаются двоечники. Так, больше половины знаменитых деятелей науки и культуры в школе учились средне. У Пушкина, например, не ладилось с математикой, а Эйнштейна вообще считали тупицей...

Но как бы там ни было, я согласна с психологом: надо отличать родительскую амбициозность от действительного проявления детской гениальности. И не лишать мальчиков и девочек счастливого детства. Тем более узнается через годы — гений подрастал в вашей квартире или просто способный человек. Еще говорят: на детях природа отдыхает. И если вы — гений, то совсем не обязательно, что таким же будет и ваш ребенок.

Суббота,  29  ноября

 

ОДНА моя родственница через несколько лет после смерти мужа встретила и полюбила другого человека. Дочери Ире было 12 лет, когда этот мужчина появился у них в квартире. Девочка восприняла его в штыки, закатывала матери скандалы.

— Это не твое дело! — кричала мать. — Мала еще рассуждать. Не хватало, чтобы ты мне указывала, как жить.

После этих слов девочка рыдала. Она чувствовала, что ушла на второй план и маме не нужна.

— Пойми, твоя мама тоже имеет право на личное счастье, — убеждал ее отчим.

Но и это не помогало.

— Я тебя все равно выгоню, — кричала она Василию Васильевичу. — А мать ненавижу!

Так и жили. Даже когда Ирине исполнилось 18 лет, и она должна была многое понимать, все равно не сменила гнев на милость.

— Эх, дать бы тебе как следует! — в сердцах говорил отчим. — Да мама запрещает. Она тебя распустила, а надо было держать в ежовых рукавицах.

В воспитании детей, насколько я наблюдаю, встречаются два направления — авторитарное и либеральное. Какое выбрать?

— Нужна золотая середина, — сказала психолог. — Если перегибать палку, не прислушиваться к тому, что волнует ребенка, значит, потерять его уважение. Но и попустительствовать нельзя.

Особенно тонко надо вести себя в ситуациях, когда дети обижены на родителей, будь это небольшое замечание или же такое серьезное дело, как “мама вышла замуж”. Дети, страдая, высказывают свое недовольство родителям прямо в лицо.

— Их можно понять, — говорила психолог. — Но дети не должны при этом оскорблять старших, осуждать их поведение. Яйца пока что курицу не учат.

Не хватает порой деликатности и со стороны родителей, когда они говорят с детьми о разных жизненных обстоятельствах. Как можно не понять дочку, которая любила папу, а теперь видит маму в объятиях чужого мужчины? Надо было найти такие слова, так себя вести, чтобы девочка не чувствовала, что ее “предали”. Иначе не добиться от ребенка понимания ситуации, в которой оказались взрослые.

— Если с ребенком сызмала не считались, не реагировали на его эмоции, тогда в подростковом возрасте появляется негативизм, и маленький человек по полной программе выдает “обидчикам” свои претензии, — объясняла психолог.

Часто подростков раздражает в родителях то, что они не видят: сын или дочь подросли, изменились, а обращаются с ними, как с маленькими. Игнорируют, высмеивают их увлечения, друзей. “Давят” своим авторитетом. Это только вредит отношениям. Ведь ребенок — тоже личность, и имеет свои права на счастье, уважение и любовь.

Вообще подростковый возраст — первый экзамен родителей по предмету “искусство воспитания”.

Но главное в ссорах с детьми — на­учиться прощать. Дети должны простить родителей, а родители — детей. Понимать и прощать — вот важнейшая атмо­сфера семьи. Иначе хороших отношений между родителями и детьми никогда не построить.