№ 73 от 25 мая 2006 г.

Cобачье счастье

О чем бы рассказал Чак, самый знаменитый в Запорожье пес, если бы умел говорить?

Чак Мотор — это его полное имя (родился в питомнике “Мотор Сiчi”) — гордость всего кинологического центра. С него восемь лет назад тут началось племенное разведение немецких овчарок.

Чака награждали наравне с офицерами

А знаменит Чак тем, что стал чемпионом Украины. Чтобы это звание получить, надо стать абсолютным чемпионом на четырех выставках собак. Причем две из них должны быть международными. Чак выиграл семь, поэтому чемпионом стал безоговорочным.

Ну, за победу на выставках, за то, что он такой красивый и статный получился маму с папой и природу надо благодарить. Однак Чак и сам в жизни прилагал немало усилий. Проходя службу в Косово в составе международного миротворческого контингента, он получил две боевые награды. Одну медаль — “За вклад в дело мира”, вторую — за совместные спецоперации с войсками НАТО по предотвращению торговли наркотиками на Балканах. Американцы такими наградами отмечают одинаково — как военнослужащих, так и собак.

В Косово Чак служил в составе украинского отряда К-9. В мире это единственный такой многочисленный отряд — 25 собак. Больше ни одна страна так много четвероногих бойцов не держит — очень сложно. В Косово, например, у американцев было всего 3 собаки, у немцев — 11, у французов — 8, у шведов — 2 собаки. Причем как они служили? У немцев “собачьи казармы”, а проще говоря, боксы были оснащены кондиционерами. Надо отправляться на задание, немецкий инструктор выйдет на воздух, посмотрит на термометр — плюс 27 градусов в тени. “Найн!” — говорит. То есть “нет” — очень жарко. Его, немецкая, собака в таких условиях работать не может. А когда же она может, если именно сейчас надо выезжать на боевое задание? Выезжали, без лишних слов, украинские миротворцы со своими собаками. Они работали с представителями практически всех стран, представленных в Косово. Наши к жаре привычные.

Без устали по следу

Спецоперация. К миротворцам поступила информация, что в определенном районе расположена лаборатория по изготовлению героина. На дело взяли, конечно, Чака и других собак. Был блокирован район, где находилась эта лаборатория. Непонятные люди стали оттуда разбегаться. Чак участвовал в их задержании. Потом были использованы собаки по обнаружению наркотиков. В брикетах, расфасованный — полный чемодан!

После этого весь спецназ ушел, а остались охранять это здание одно отделение миротворцев и группа отряда К-9. Всю ночь они там провели, как в океане на надувной лодке, ежеминутно подвергаясь опасности быть атакованными и уничтоженными.

Вторая спецоперация (их много было на счету Чака за время службы в Косово). В районе города Печ (на границе с Албанией) были обстреляны сербские дети — четверо убиты, трое в реанимации. Группе поставлена задача — найти место лежки стрелка. Место нашли. А дальше включился в работу Чак. Три часа он без устали вел группу по следу. В горах привел в село и указал дом. Командир дал команду остановиться и ждать подкрепления, опасаясь засады. После прибытия подкрепления выяснилось, что в доме никого нет. Чак начал дальше отрабатывать след и привел группу к автотрассе, где след обрывался — здесь преследуемые сели в автомобиль. После обыска в горном селе был обнаружен целый арсенал — много автоматов и пулеметов, сотни патронов.

Все понимает — сказать не может!

Как-то в том же Косово наши миротворцы решили сравнить, сколько команд знают иностранные собаки и наши. Посчитали — что-то мало получается у “иностранцев”. Их инструкторы подтвердили: во время кастинга собак, претендовавших на главную роль в сериале “Комиссар Рекс”, победитель проявил знание 23 команд. Чак же, хоть и не снимается в кино, но 35 команд знает четко. Кроме того, общаясь не один год со своим инструктором, научился понимать гораздо больше, чем заученный набор команд. Он вполне справедливо может о себе подумать: “Я, как человек, все понимаю! Только сказать не могу”.

А если дрессированную собаку “перевести” на другой язык? Чак с иронией слушает этот нелепый вопрос. Ноль будет! Любая собака ничего не поймет. У нас в Украине, в Николаевском питомнике, купили как-то собаку — чемпиона Словакии по дрессировке. И так как у инструкторов не хватило ума выучить соответствующие команды на словацком, то начали ей приказывать по-украински. А она смотрит — и ничего понять не может. Или если всю жизнь командовать собаке “Ко мне!”, а потом перейти на немецкий — “Ком гер!”, то разве поймет она, чего от нее хотят. Чак считает: человек на то и человек, чтобы подстраиваться под собаку.

Переучивать собаку тоже бесполезно. До двух лет она считается молодой. Обучение, как правило, начинается с шести месяцев и продолжается до полутора лет. В это время можете научить ее чему угодно. Позже — извините.

Все дежурство, как пистолет, на боевом взводе

Чак хорошо знает, что настроение у него, как и у человека, бывает разное. Иногда даже не хочется работать, но что поделаешь — надо. Чак умеет себя заставить. Но бывают у собаки, так же как и у человека, недомогания. Вот затемпературила она — надо выписывать “больничный”. Ведь во время патрулирования по городу ей надо отходить 6-8 часов. Это от 15 до 25 километров. Плюс постоянная боевая готовность — в любой момент, даже под конец дежурства, может быть разбой, изнасилование, подрез, рывок мобилки... Собака все дежурство должна быть, как пистолет, на боевом взводе. Не каждая здоровая столько выдержит. А больной и подавно нужны отдых и лечение.

Чак, слава Богу, пока здоров и крепок. Однако в возрасте уже преклонном, учитывая характер его работы. Мог бы снова поехать в Косово? Чак всегда готов. Но это не от него зависит. Недавно оттуда вернулся его “сослуживец” по отряду К-9 пес Хасан, нес службу там с инструктором Сергеем Огаренко. Кроме Косово, наши собаки никуда не ездят. Однако могут отправиться куда угодно — и в Ирак зовут, и в Афганистан. Но Чак — пес военный. Прикажут — вот тогда и поедет, тогда и покажет, на что он еще способен. А пока и дома дел хватает.