№ 40 от 04 марта 2009 г.

Шкурное время

Шкурное время

Пиар-возня

Юлия Владимировна наверняка начала предвыборную кампанию. Иначе оценить два ее последних поступка просто невозможно. Во-первых, ее тирада: “Март — это тот срок, за который я буду шкуру спускать с каждого министра — запомните это”. Очень хотелось бы, конечно, прийти на выставку шкур, содранных с министров лично премьером, но что-то мне подсказывает, что это не просто метафора, а пиар-метафора, работающая на образ жесткого руководителя, сурового, но справедливого. Во-вторых, ее заявление о блокировании  трибуны Верховной Рады, если на рассмотрение не будут поставлены законопроекты о лишении депутатов всяческих льгот. Тут ситуация вообще не просто двусмысленная, а идиотская, поскольку БЮТ в парламенте составляет костяк коалиции, из чего вытекает, что премьер призывает свою фракцию саму себя блокировать. Этот алогичный бред взбеленил даже обычно сдержанного Литвина: “Я же сказал, что если коалиция будет блокировать коалицию, то Верховной Рады не будет”, то есть Литвин угрожает Тимошенко выходом из коалиции. Вот и гадай, что происходит в этой голове под косой: может быть, эта ущербная коалиция все, что нужно было ЮВТ, отработала и обречена на развал? С последующими перевыборами?! Очень может быть. О подобном скрытом желании ЮВТ говорит и возня вокруг кадровых сдвижек. Она явно хочет перетасовать министров, но в таком порядке, чтобы это принесло не пользу, а скандал с отставкой. Наша премьерша не из тех, кто совершает спонтанные поступки, следовательно, во всей этой пиар-возне есть какая-то далеко идущая стратегическая игра. Цель-то понятна — президентство. Непонятно только, зачем ей это президентство...

Победы и удовольствия

Написание этой статьи совпало с отчетом министра иностранных дел Огрызко  перед парламентом о решении Гаагского суда по острову Змеиный. Глава МИД в своем выступлении сразу заявил, что решение суда по Змеиному — “общая украинско-румынская победа”. Боюсь, как бы подобные победы не стали образцом для подражания следующих руководителей  МИД. И как бы нам не дождаться еще одного отчета в будущем, когда очередной “победитель” скажет с парламентской трибуны, что его ведомство отдало Румынии Буковину и Бессарабию и тем самым эту несчастную Румынию победило окончательно...  Заслуживает внимания и реплика Огрызко относительно ордена “Чести”, полученного от “публичного пожирателя галстуков”:  “Но этот орден я буду носить с большим моральным удовольствием”. Насчет наличия чести у министра с орденом “Чести” в парламенте не интересовались, но, по крайней мере, узнали, что у Огрызко есть мораль, хоть и очень специфическая, более того, что он наловчился от нее получать удовольствие. Получает ли хоть что-то от этих “побед и удовольствий” страна Украина, министром которой Огрызко является, ему, судя по всему, “по барабану”. Прокукарекал, а там хоть и не рассветай. Крупный государственный деятель, одним словом. (Новость последних минут. За отставку Огрызко проголосовали 250 народных депутатов. Депутаты встретили отставку бурными аплодисментами и криками “Ура!”)

 

Мимо кассы

 

Из информационных сообщений, касающихся России, меня привлек один факт, который вовсе не таинственным образом связан с внешнеполитической деятельностью ведомства получателя моральных удовольствий г-на Огрызко.  Россия отказывается от перевалки зерна в украинских портах. Транзит российского зерна через украинские порты с начала 2009 года сократился в 18-19 раз.  В Херсонском порту перевалка зерновых грузов из России упала до нуля. А теперь учтем, что именно в этом году экспорт российского зерна приближается к абсолютному рекорду,  и получим миллионные убытки для Украины.  Нет, конечно, рыночный принцип здесь первичен — Россия, очевидно, наладила транспортировку через свои порты или нашла более выгодных партнеров, но, как мне кажется, и русофобская внешняя политика тут свою роль сыграла. А впереди уже официально объявленное Россией сворачивание многих совместных проектов. И опять многомиллионные, а то и миллиардные потери. И кризис, в который мы еще только вступаем. Так и хочется вспомнить: “Ну что, сынку, помогли тебе твои ляхи?”