№ 37 от 27 февраля 2009 г.

А борщи у Карповича — во!

Как важно правильно выбрать профессию, которая бы почиталась среди людей и доставляла тебе самому удовлетворение. От этого зависят оптимистическое настроение и душевный комфорт — неотъемлемые составляющие полнокровной жизни.

Первый  среди  лучших
ВЛАДИМИР Тараненко давно не волновался так, как в день конкурса поваров рабочих столовых. Что творилось у него на душе, могла догадываться разве что будущая жена Светлана, которая стояла среди публики и, конечно же, переживала за своего парня. А он — в белоснежном халате, такой же белизны накрахмаленной шапочке выглядел орлом, готовым взлететь и удивить присутствующих. По команде включили десять газовых плит. Задание для всех конкурсантов одно — из приготовленных загодя продуктов сварить украинский борщ.
Плита Владимира Тараненко была первой в ряду. Когда в десятилитровом котле закипело мясо, повар стал постепенно бросать вслед за картошкой измельченную на терке свеклу, морковь, помешивая большой деревянной ложкой. Понимал: за ним наблюдают члены строгого жюри, которых надо убедить, что он хорошо знает, что и за чем надо делать. Если вдруг конкурсант жестом или движением покажет, что он забыл о каком-то компоненте, это оценивалось минусом. Тараненко действовал сосредоточенно, слегка улыбаясь (это тоже учитывалось).
В конце приготовительного процесса Тараненко добавил стакан томатного сока, засыпал капусту. Когда закипело, выключил газ и дал борщу настояться десять минут, чтобы свежая петрушка добавила блюду приятного аромата. И лишь тогда сообщил: “Готово!”
Потом налил в шесть тарелок по половнику и преподнес членам жюри. Первое место присудили Владимиру Тараненко — “за хрустящую капусту и расчетливую фасовку составных частей”. Диплом лучшего повара был одной из решающих рекомендаций для поступления в институт пищевой промышленности.
— Борщи у Карповича — во! — так заговорили не только на Киевском электромеханическом заводе, где он работал шеф-поваром рабочей столовой, но и строители трассы Уренгой — Ужгород, куда его вскоре направили для организации общественного питания.
Птица  счастья
– СКОЛЬКО живу, столько и удивляюсь людям, — рассказывает Владимир Карпович. — Везде слышишь: нет счастья. А в чем оно состоит? В деньгах? В квартире? В работе? Это важные моменты. Но если нет взаимопонимания между супругами, то счастьем здесь и не пахнет.
Для меня никогда не было в тягость приготовить завтрак, обед или ужин. И Светлане поначалу это нравилось. Над нашим семейным очагом, казалось, вечно будет кружить птица счастья.
Но неожиданно птица счастья куда-то надолго исчезла. Светлана приревновала меня к работе. Мои недельные поездки по Уренгойской магистрали хоть и были выгодны материально, однако у жены на сей счет созревало иное чувство.
Я понимал Светлану. Воспитывать детей одной в отсутствие живого мужа — дело нелегкое. Пришлось искать “оседлую” работу. Устроился шеф-поваром и по совместительству директором рабочей столовой электромеханического завода.
По такому случаю позвали друзей, родственников. За обедом, когда снова хвалили приготовленный мной борщ, жена вдруг вспылила: “Я что — лишняя?..” Словом, наш ковчег дал течь...
Двадцать лет прожили, подняли на ноги двух сыновей и... разошлись.
Со временем я вновь обзавелся семьей. Вторую жену тоже зовут Светланой. У нас есть дочь Маша, ей шестнадцать лет. Птица счастья снова закружила над моим очагом.
Профессионалы  нарасхват
– КАРПОВИЧ, а что вас заставило избрать поварскую профессию, которую многие считают более женской, чем мужской?
— Ошибаетесь, — возразил Тараненко, — мужчины всегда были самыми лучшими поварами в мире. А выбрать эту профессию заставила жизнь. Нас у родителей было пятеро — три сына и две дочери. Отец погиб на фронте. Мать нас одна воспитывала. Мы чудом выжили в послевоенном голодном году. И когда вшестером доставали ложками из общей миски овсяный навар, я думал: вот вырасту и найду такую работу, чтобы она помогла мне хорошо кормить свою семью и других людей.
Получив диплом инженера-технолога общественного питания, Владимир Тараненко трудился на разных предприятиях, в учебных заведениях и даже на стройке. Уходил на новую должность не потому, что она сулила более высокий заработок, а потому что открывалась возможность шире проявить свои способности.
Недавно в связи с реорганизацией строительной организации Карпович снова поменял работу. Но профессии повара не изменил. Что может быть выше призвания кормить людей?