№ 269 от 17 февраля 2009 г.

Муки заочника

Муки  заочника

 

КОРРУПЦИЯ в львовских вузах — явление массовое и обыденное. Образование за взятку устраивает как вузовские “верхи”, так и “низы”. Безденежному же студенту в такой ситуации очень туго.

Водитель хлебозавода, львовянин Валерий Гончарук (фамилия изменена) в прошлом году стал студентом-заочником экономического факультета. Вуз, в котором он обучается, государственный, форма обучения платная. За семестр в кассу института необходимо внести 2800 гривен. Однако, проучившись менее полугода, Валерий узнал, что платить ему придется намного больше...

— Зимняя сессия для меня стала настоящим шоком, — рассказывает студент. — Я ведь думал, что больше ни за что платить не буду и что к студенту-заочнику особо никто не придирается, а все проблемы можно решить за коробку конфет и бутылку коньяка. Но оказалось, что  зачеты и экзамены на нашем факультете сдаются только за деньги. А если не дашь на лапу — до тебя обязательно “докопаются” и завалят.

О том, кто сколько берет и как надо “договариваться за знания”, удалось узнать от старшекурсников. “Старшие товарищи” первым делом поведали, что лучше всего это делать “оптовым” методом. Это когда староста группы согласовывает с преподавателем стоимость зачета или экзамена, собирает с одногруппников деньги и передает их “по назначению”. Существуют определенные расценки: стоимость одного зачета колеблется от 50 до 100 гривен, экзамена — от 200 до 300 гривен. Перенос сессии с зимы на весну “тянет” 500 — 1000 гривен. Если вообще не появляться на зачетах и экзаменах и при этом не иметь с сессией никаких проблем, нужно выложить в общей сложности 3-4 тысячи гривен.

— Лишних денег у меня нет, поэтому поначалу я таким правилам воспротивился, — продолжает свой рассказ Валерий. — Сессию попытался сдать отдельно от группы и без денег. Засел за учебники, начал серьезно готовиться. “Обломали” меня на первом же зачете. Вначале преподаватель забраковал мой реферат, потому что он, дескать, “списан” из Интернета. Доказать что-либо оказалось невозможным, так как педагог меня просто не слушал. Потом последовало несколько вопросов “на засыпку” и получасовой рассказ о сложной жизни простого украинского доцента, которому за последний месяц заплатили полставки и урезали все надбавки. Это в то время, говорил преподаватель, когда студенты на экзамены приезжают на дорогих иномарках и ходят в норковых шубах. Кого он имел в виду, не знаю. Таких заочников на своем курсе я не встречал, большинство их них — выходцы из малообеспеченных семей или из семей со средним достатком. Закончилось все тем, что я, чтобы не мучиться, просунул ему под столом 50 гривен. Он их очень резво схватил, спрятал и посоветовал мне в следующий раз приходить вместе с группой.

Одногруппники все как один осудили мое поведение. Существующие правила нарушать неразумно: зачем тратить время на зубрежку, если можно заплатить. Даже говорили, что я совершил подлый поступок. Мол, если решили складываться и платить за зачеты и экзамены всей группой, то отрываться от коллектива нельзя. Некоторые “товарищи по несчастью” даже перестали со мной разговаривать. Выносить это было очень тягостно.

Зато все последующие экзамены и зачеты, когда от коллектива я больше не отрывался, “пошли” как по маслу. Сдача сессии превратилась в сущую формальность. Ты заходишь в кабинет — тебя встречает доброжелательный улыбающийся преподаватель и все, как правило, решается в течение нескольких минут. Единственный неприятный момент в том, что некоторые особо наглые преподаватели пытались заработать на студентах по второму кругу — заставляли приобретать совершенно ненужные книги, которые они сами написали. Задача по сбору денег и составлению списка “книголюбов” ложилась на старост групп. Однако при желании и настойчивости от этого “ненавязчивого” предложения можно было отказаться.

Зимняя сессия — десять зачетов и три экзамена — мне обошлась в 1700 гривен. Теперь надо откладывать деньги на весеннюю. Зачетов и экзаменов весной будет больше.

Львов.