№ 253 от 24 января 2009 г.

Татьяна Цымбал: «Телевидение — это зеркало времени»

Татьяна Цымбал:  «Телевидение  — это зеркало  времени»

Тет-а-тет

Народная артистка Украины Татьяна Цымбал свою карьеру телеведущей начала на Гостелерадио Украины в 1969 году. Она была автором и ведущей многих телевизионных программ, стояла у истоков украинской школы телеведущих. Мы встретились с ней в студии Первого Национального канала, на котором Татьяна Васильевна ведет свою авторскую программу с символическим названием “Линия судьбы”. Поскольку встреча наша состоялась накануне Татьянина дня, абсолютно логичным был вопрос о ее дне рождения.

 

– Я РОДИЛАСЬ в сентябре, — улыбнулась Татьяна Цымбал. — А имя родители мне дали в честь Татьяны Лариной, героини романа Пушкина “Евгений Онегин”. Моя мама была большой поклонницей поэзии Пушкина, поэтому и старшего брата назвали Евгением. Но Татьянин день в нашей семье всегда считался праздником. У меня была очень интеллигентная верующая крестная, которая крестила меня во Владимирском соборе. И до того, как праздник стал модным, она всегда поздравляла меня в этот день. Так что у меня как бы два дня рождения!

— Телевидение в вашей жизни — счастливая случайность или судьба?

— Это судьба. Попала я на телевидение просто: подала документы на конкурс дикторов. Хотя тогда была студенткой первого курса Института иностранных языков, а за плечами у меня уже был техникум радиоэлектроники. Возможно, отсюда возникла телевизионная линия моей жизни. Отбор на телевидение был очень строгий. Из сотен претендентов выбрали 5-6 человек. Мы полгода занимались с лучшими мастерами — дикторами радио Николаем Погребным, Еленой Коваленко. Изучали технику речи, риторику, сцендвижение, актерское мастерство. Помню замечательные уроки первых советских дикторов Нины Кондратовой, Ольги Абориной, потом появилась Валентина Леонтьева...

— Вы запомнили свой первый эфир?

— Конечно! Такое разве забудешь? Он состоялся в мае 1970 года... за кадром. Это была программа “Старт”. Обратите внимание на символичное название — “Старт”! Я озвучивала сюжеты в этой программе. А в эфир впервые вышла в детской сказке.

— Волновались?

— Еще как! Такая была сильная стрессовая ситуация, что я от волнения отключилась и вообще не слышала себя. Очнулась в дверях студии, где руководитель показал знак, что все отлично. Поняла, что уже все состоялось. Вот так постепенно входила в свою работу.

— А когда поняли, что уже добились признания у коллег?

— Когда мне доверили читать новости — это считалось очень престижной и очень ответственной работой. Дикторы новостей всегда были и остаются элитой телевидения.

— На улицах вас часто узнавали?

— Случалось и такое! Припоминаю забавный случай. Мы снимали передачу в столичном клубе “Ровесник”. В перерыве я вышла в буфет перекусить. Говорю: “Дайте, пожалуйста, чай и пирожное”. Буфетчица посмотрела на меня внимательно и вдруг заговорщически так говорит: “Сейчас я вам принесу посвежее”. Понимаете, какое преимущество у знаменитых людей?

— И часто вам приходилось пользоваться этим преимуществом?

— Вы знаете, я была воспитана по-другому. Мы тогда работали на другом телевидении. Нельзя было на камеру быть одним, а без камеры другим. В этом отличие нашего телевидения от нынешнего.

— Сильно изменилось телевидение после 90-х годов?

— Телевидение отражает состояние общества, это зеркало времени, образ сегодняшнего дня. Поэтому сейчас телевидение совершенно другое, если сравнивать его с прежними временами.

— Когда было легче работать — раньше или сейчас?

— Это зависит не от времени, а от отношения к работе. Человеку, который серьезно и ответственно относится к своему делу, всегда тяжело. В советское время телевидение учило людей добру, прививало им хороший художественный вкус. Тогда была цензура политическая, сейчас — финансовая. Коммерческое телевидение сегодня держится на “трех китах” — страх, смерть и секс. Такие вот сопутствующие составные. Для коммерческого телевидения это нормально. Но государственное телевидение должно действовать по другим законам.

Телевидение — это колоссально мощная машина воздействия на сознание людей. Безусловно, изменились критерии оценок, подходы и названия в профессии. Появились новые технологии и совершенно другие зрители. Стало больше творческой свободы, но ослабла моральная ответственность перед зрителями. Создатель первой в нашей стране кафедры телевизионной режиссуры Виктор Борисович Кисин на вопрос наших студентов, чего не хватает телевидению, ответил: “Совести. Телевидению не хватает совести”. Журналист несет моральную ответственность даже за то, как его собеседник будет жить после передачи, как на него люди будут смотреть, с чем он останется — с триумфом или станет прятать лицо от встречных?

— Ваш новый проект называется “Линия судьбы”. Вы дарите зрителям встречи с замечательными людьми, которые смогли преодолеть жизненные испытания, даже изменить что-то в предначертанной линии судьбы и состоялись как личности. А сами верите в судьбу, в ее знаки?

— Наш первый эфир состоялся 2 ноября прошлого года. И вот уже после второго выпуска мне позвонил Юрий Иванович Омельченко, человек-легенда, который 5 ноября 1951 года запускал в эфир первую киевскую телевизионную передачу. Позже он руководил радиотелевизионной отраслью, занимался проблемами радиотелевизионной техники, использованием космических систем. Интересно, что до выхода в эфир “Линии судьбы” мы с ним знакомы не были, хотя и его, и моя судьба были связаны только с телевидением. Юрий Иванович подарил мне на память свою книгу мемуаров “Пути мои долгие, телевизионные” с автографом “...о нашем с Вами телевидении”. После этого я поняла, что и тему, и формат новой своей программы выбрала верно. Вот вам и ответ на ваш вопрос о знаках судьбы.