№ 253 от 24 января 2009 г.

Храм, утонувший в крови

Храм,  утонувший  в  крови

Развенчивая мифы

Более 30 лет назад в южноамериканской стране Гайане произошло загадочное и страшное преступление, жертвами которого стали 918 граждан США. По официальной версии, они были членами религиозной секты во главе с провозгласившим себя Иисусом Джими Джонсом. Он-де и отдал приказ о коллективном самоубийстве. При этом умалчивается, что погибшие изъявили желание и уже  почти успели стать гражданами СССР.

Рай  в  джунглях

ОБЩИНА “Храм народов” появилась в США в 60-е годы. Особой религиозностью там и не пахло. А вот политики хватало. Называвший себя марксистом Джонс говорил, что не может верить в бога, который допускает страдания людей. По словам очевидцев, однажды, обращаясь к звездно-полосатому флагу, он произнес: “О, погоди, нация фанатиков, расистов, империалистов и куклуксклановцев! Придет час расплаты за совершенные злодейства”.

Неудивительно, что в штатах общину начали притеснять. В 1974 году “Храм народов” принимает решение переселиться в Гайану. В джунглях был построен поселок под названием Джонстаун. Здесь работала лесопилка, цех по выпуску мебели, школа, клуб, ясли, детский сад. Поощрялись занятия музыкой, пением, танцами, рисованием. Американский адвокат Чарльз Гэрри после посещения Джонстауна скажет: “Я побывал в раю. Я видел общину, где нет такого явления, как расизм... “

После отъезда общинников из США у них на родине развернулась массированная информационная атака на общину. Тимоти Стоун, разоблаченный впоследствии как агент ЦРУ, создал ассоциацию “озабоченных родственников”. Они обвинили Джонса в ущемлении прав граждан. Хотя ни одна из множества организованных американцами официальных комиссий таких фактов не обнаружила. Тогда Стоун нанял некоего Мейздора — владельца частного детективного агентства. Под его началом специальная команда наемников разработала план силового “освобождения детей”. Но, приблизившись к поселку, те не обнаружили ни колючей проволоки, ни вышек, ни вооруженной охраны, о которых им рассказывали заказчики. Более того, объекты освобождения резвились, как ни в чем ни бывало, пока их родители работали на полях. Понаблюдав из джунглей двое суток за жизнью поселка и поняв, что их используют, наемники отказались от выполнения задания.

Роковое  решение

ОСОБОЕ раздражение в США вызывало то, что соратники Джонса не скрывали своей ориентации на социализм и стали частыми гостями советского посольства в Гайане. Кстати, главная улица поселка носила имя Ленина, а по утрам жителей Джонстауна будил звучащий из динамиков гимн СССР.

18 сентября 1978 года представители “Храма народов” обратились в советское посольство с просьбой о получении советского гражданства и возможности выехать в СССР. В сентябре консул Тимофеев посетил Джонстаун. Была достигнута договоренность, что в конце ноября — начале декабря делегация общины поедет в Союз для определения конкретных путей переселения коммуны. По всей видимости, это решение стало роковым. Дать такой козырь противнику в холодной войне Штаты не могли. Где это видано, чтобы граждане “свободного” мира массово просили политического убежища в “тоталитарном” СССР?

17 ноября в Джонстаун прибыла очередная комиссия во главе с американским конгрессменом Лео Райаном. В течение двух дней он знакомится с жизнью общины. Поселок произвел на конгрессмена самое благоприятное впечатление. Из более чем тысячи жителей лишь несколько человек согласились вернуться в США. Около шести часов вечера 18 ноября Лео Райан и трое журналистов, побывавших вместе с ним в Джонстауне, были расстреляны на взлетной полосе городка Порт-Кайтума при посадке в самолет. Опять же, согласно официальной версии, по приказу Джонса.

А  в  это  время...

В 18 ЧАСОВ с аэродромов Панамы и Довэра (Делавэр) курс на Гайану взяли транспортные самолеты С-141. Двумя часами позже с территории Венесуэлы стартовали три вертолета. В окрестностях Джонстауна высадился десант. В 19.30 в поселок с известием об убийствах в аэропорту вбежал приемный сын Джонса. В этот момент завыла сирена и раздались автоматные очереди. По свидетельству находившегося в Джонстауне американского журналиста Марка Лейна, он лично насчитал 85 выстрелов из полуавтоматов. “Джонс закричал: “О, мама, мама!” — вспоминает Лейн, — затем прозвучал первый выстрел. Побежав вместе с адвокатом Чарльзом Гэрри в джунгли, мы услышали за спиной множество выстрелов и крики людей, в том числе детские”.

Началось массовое истребление. Когда выстрелы смолкли, в живых осталось не более половины деморализованных жителей коммуны, в основном женщин, детей и стариков. Их разбили на группы по 30 человек и под конвоем рассредоточили по поселку. Каждую группу выстроили в очередь для приема “успокоительного” в виде смеси транквилизаторов и цианистого калия. Когда первые принявшие яд жертвы начали корчиться в смертных муках, снова началась паника. Детям вливали яд насильно, зажимая носы. Оставшихся положили на землю и кололи шприцами с этим же “коктейлем”.

Двое суток армия и спецслужбы США не подпускали никого к Джонстауну. Правительство Гай­аны отвергло предложение американцев захоронить трупы без проведения экспертизы. Лишь через месяц в обстановке строжайшей секретности тела жертв были сожжены на военно-воздушной базе в Делавере.

Признание  агента

 

ЧЕРЕЗ месяц после трагедии издание “Интернэшнл геральд трибюн” напечатало короткое информационное сообщение: “Среди тех, кто, по словам некоторых бывших последователей Джонса, получал от него политическую поддержку, были мэр Сан-Франциско Джордж Москоун и сотрудник городского управления Харви Милк. Они оба застрелены в своих рабочих кабинетах три недели назад “неизвестными лицами”. Газета умолчала, что чуть ранее Москоун пообещал рассказать правду о случившемся в Джонстауне.

13 марта 1979 года в мотеле калифорнийского города Модесто застрелился бывший житель Джонстауна Майкл Прокс. Перед этим он провел пресс-конференцию. “Правда о Джонстауне скрывается потому, что правительственные органы США принимали самое активное участие в его уничтожении. Я уверен в этом потому, что когда вступил в ряды “Храма народов”, то сам был тайным осведомителем ЦРУ”. Прокс подробно поведал о своем жаловании и задании, назвал имя завербовавшего его сотрудника, рассказал о методах, использовавшихся при составлении донесений в ЦРУ. Всю эту информацию получили ведущие средства массовой информации США. Увы, “свободная” пресса “свободной” страны и по сей день хранит молчание.