№ 70 от 19 мая 2006 г.

Предательство родителей

В корреспондентский пункт “Рабочей газеты” в Днепропетровске пришло письмо от девятнадцатилетней Татьяны Омельченко с просьбой помочь ей добиться справедливости.

Татьяна родилась в благополучной семье. Жили они в Днепропетровске по улице Суворова, 14 в частном доме. Отец Игорь Иванович Омельченко работал на заводе. Тане, единственной дочери, уделял много внимания. Мать — тоже. Но постепенно у супругов испортились отношения. Развелись, но два года жили вместе. Для ребенка это было серьезным испытанием. Первой ушла из дома к новому мужу мать.

Девятилетняя девочка  от перенесенного стресса начала заикаться, появились  проблемы с волосами. А вскоре отец привел из общежития свою подругу Ирину Николаевну. Поначалу падчерица с мачехой жили мирно. Ездили на отцовском “Москвиче” на дачу к бабушке по матери — Надежде Афанасьевне Дец, принявшей большое участие в судьбе девочки. Но после регистрации брака с отцом и рождения сына у мачехи резко изменилось отношение к падчерице. Она хотела быть полновластной хозяйкой в чужом гнезде. Арсенал для достижения цели известен: придирки, оскорбления, выдумки, отсылание с глаз долой к бабушке...

Отец же, как рассказали соседи, оказался подкаблучником и не смел перечить новой жене. Из-за переживаний Таня заболела еще больше, попала в психиатрическую клинику, где, кстати, получала больше внимания, заботы и любви от врачей — практически чужих людей, нежели от родителей. Всячески поддерживали девочку родственники, знакомые, соседи. Особенно близко к сердцу приняла несчастье девочки соседка, подруга бабушки Анна Васильевна Орлова. Родная же бабушка — Танин ангел-хранитель — не выдержала издевательств над внучкой и умерла в возрасте 61 года.

Именно тогда, на могиле своей соседки и лучшей по­други Анна Васильевна Орлова поклялась, что не оставит девочку и сделает все для того, чтобы вернуть ей здоровье и устроить в жизни, ведь ситуация, в которой оказалась Таня, была просто катастрофической. Дело в том, что дом на Суворова, 14 в котором жила семья Омельченко, подлежал сносу. На этом месте ПО “ЮМЗ”, решило построить высотный дом. Стало быть, должны обеспечить всех жителей, чьи дома попали под снос, квартирами.

Об этом знали отец с мачехой и помалкивали. Во всяком случае, ничего не говорили Тане. Мачеха сознательно, а отец просто боялся признаться в том, что новая жена вынудила его не вписывать дочку в ордер на получение жилья. В общем, решили забыть “на минуточку” и о бывшей жене, прописанной здесь, и о несовершеннолетней дочери.

Как ни странно, отец согласился на подобную подлость, хотя это было грубым нарушением законодательства!  Ведь лишили крыши над головой ребенка, который здесь жил и был прописан. Уехали родители на новую квартиру молча. Таня вернулась от бабушки, а нет ни дома, ни отца, ни мачехи. Как перенести такое ребенку?

С тех пор прошло два года. После смерти бабушки Таня живет в семье родной сестры матери Людмилы Григорьевны Ермиловой. Осталась квартира бабушки, но на нее претендуют две прямые наследницы — Танина мать и ее родная сестра. Стало быть, девушке рассчитывать не на что. Тем более, что у матери не ладится с новым мужем и подрастает сын от этого брака. У Тани единственный путь: добиваться получения от завода положенного ей жилья.

...Живут отец с мачехой в доме по улице Вахрушева,
56-а. Дом добротный, каменный, три комнаты. В семье подрастают двое сыновей, в которых родители души не чают и в обиду никому не дадут. Ирина Николаевна довольна жизнью, а главное — не чувствует угрызений совести. Она убеждена, что поступила правильно, и не стесняясь, обманывает. К примеру, утверждает, что Таня никогда не жила с отцом, а тем более с ней. Она якобы воспитывалась у бабушки, с которой у нее, невестки, отношения не складывались. А с Таней тем паче они вообще не общались. Говорит все это очень убедительно, с отчаянной злобой.

О том, что Таня постоянно жила с отцом, подтверждают соседи — Екатерина и Светлана Остапенко, Лилия Голоцван и другие проходившие в суде как свидетели. Школьная комиссия, проверявшая условия жизни ученицы, тоже подтверждает этот факт. Передо мной акт, который подписали директор СШ №62 Инна Ивановна Семенко и другие члены школьной комиссии. В судьбе девочки принимали участие завуч школы Людмила Николаевна Сердюк, классный руководитель Лариса Николаевна Карповская, учитель Ида Васильевна Лавриненко...

О том, как относится к родной дочери отец, свидетельствует справка о выплате алиментов. В минувшем году он заплатил буквально крохи, в 2004-м 500 гривень. Долг за последние два года составляет около двух тысяч гривень. Эту справку предоставил начальник государственной исполнительной службы в Красногвардейском районе Днепропетровска С. Залимский.

Но Таня не сдается. Она успешно закончила одиннадцать классов, учится в лицее на закройщика. Помогают ей не родные по крови люди. Анна Васильевна Орлова опекает девочку, ведет ее дела в суде. На сегодня, к примеру, коллегия судей Судебной палаты по гражданским делам Апелляционного суда Днепропетровской области отменила решение Красногвардейского райсуда и направила дело на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе. Трудно, очень трудно добиваться справедливости. Нелегко нынче получить жилье, но закон нарушен и надо исправлять ошибки.