№ 248 от 17 января 2009 г.

Хочешь работать? Молчи!

Хочешь  работать?  Молчи!

Голодомор-2009

Вы говорите, что во всех бедах виноват финансовый кризис? Но на курсе доллара миллионеры удвоили свой капитал. За счет нас с вами. К тому же под прикрытием кризиса можно и законодательство не соблюдать, сокращая рабочую неделю, длительность рабочего дня, а то и самих сотрудников, возлагая на оставшихся их функции. Без доплат, естественно. Хочешь работать — молчи!

Новогодний  подарок

МОЯ СОСЕДКА Татьяна Белова четыре года работает телефонисткой на одной из шахт Макеевки, города с 500-тысячным населением, который территориально почти сросся с Донецком. Устроилась на это место Татьяна временно: прежняя телефонистка ушла в декретный отпуск по уходу за маленьким ребенком. Но коллеги заверили женщину, что, скорее всего, юная мамаша уже не выйдет на работу, так что рабочее место останется за Татьяной Анатольевной. И действительно, четыре года прошло, а мамаша на работу так и не пыталась выйти. Только-только вздохнула наша героиня с облегчением, но не тут-то было.

Уголь стал ненужным Украине. На шахтной территории высились уже целые горы добытого и не отгруженного потребителю черного золота. Взялось шахтное начальство искать резервы экономии и обнаружило их в коммутаторной. Телефонисток в штате семь. Лишних вроде бы нет. Бывает, одна находится в очередном отпуске, еще одна болеет, тогда остальным пяти приходится работать вообще без выходных. Казалось бы, никого не сократишь, не сэкономишь. Но, оказывается, было бы желание.

В конце декабря прошлого года старшая телефонистка предложила сотрудницам написать заявления на двухнедельный бесплатный отпуск... в декабре (хотя все они отработали месяц полностью).

— Кому не нравится, может брать расчет, — заявила начальница. — Будет ситуация лучше, вам потом деньги премиями вернут. Скажите спасибо, что вам таким вот образом рабочее место сохраняют!

Женщины повздыхали, поохали, но заявления написали. А что им оставалось? У Татьяны Анатольевны, например, муж — инвалид, два сына-студента. У других телефонисток свои проблемы. “Что ж, — решили они, — затянем перед Новым годом потуже пояски”.

Без  права  голоса

НЕ ЗРЯ говорят: как встретишь Новый год, так его и проведешь. Новогодний стол, как прежде бывало, не накрывали: не из чего. Настроения идти в гости не было, к себе звать — тоже. А утром — на работу, у телефонисток трудовой график не знает праздников.  Как же удивилась Татьяна, когда увидела расписание работы бригады на следующий месяц! В точности повторялся декабрьский вариант, хотя заявлений на бесплатный отпуск от них в этот раз еще не требовали. Выходило так: работать будут полный месяц, а получать за половину — чуть более 400 гривен. А ведь прожиточный минимум куда выше. Получается, голодать придется.

— Но пожаловаться, — говорит Татьяна, — значит уже завтра остаться без работы. К тому же нам сказали, что через пару месяцев двоих вообще сократят, а я первый кандидат на “вылет”: меня брали последнюю, временно, заявления на постоянную работу никто не предложил написать. Поэтому мне уже не раз намекали, что я не имею никакого права голоса. А мне нельзя терять работу: муж после травмы в проходке трудиться уже не сможет, в лучшем случае будет работать на низкооплачиваемой должности на поверхности. К тому же у нас два сына-студента. А еще надо выплачивать несколько кредитов.

Сравнение  не  в  пользу  Украины

 

ПОЧТИ двадцать лет назад супруги приехали в шахтерский город из России вслед за семьей брата, в советское время успели получить здесь городскую квартиру. Это потом был обвал экономики, пустые полки магазинов, купоны и прочие “прелести”  постперестроечного периода, “оранжевый” кошмар.

– Нас уже так придавили борьбой за выживание, что кажется, вокруг все так живут, — размышляет женщина. — Но в прошлом году у меня была возможность убедиться, что это не так. Я и старший сын были вынуждены поехать в Казахстан к моим родителям, которых я не видела шестнадцать лет. Старики приболели и просили их проведать.                                                               

Только на билеты в один конец нужно было две тысячи гривен, на загранпаспорта ушло еще полторы тысячи, рассказывает Татьяна. Деньги взяли в кредит. Так что в дороге не шиковали: все больше “Мивиной” перебивались.

— А когда вернулись, нахлынула депрессия, – продолжает женщина. — И вот почему: уровень жизни в Казахстане и наш — несравнимы. Цены у них значительно ниже, люди счастливее и добрее. Везде тебя пригласят в дом, накормят, еще и с собой дадут. А мне стыдно было говорить, что приехали мы на деньги, взятые в долг, что неизвестно, сколько будем отдавать его.

Знаете, до поездки у меня была мысль забрать пожилых родителей к себе, но, посмотрев, как они там живут, я решила не делать этого. В пору нам туда ехать...

По просьбе женщины не называю предприятие, о котором идет речь, а также ее настоящее имя и фамилию: она боится потерять работу.

Донецкая область.