№ 240 от 30 декабря 2008 г.

Чудо, без которого не состоится праздник

Чудо,  без  которого 

не  состоится  праздник

“Мне кажется, что эта песенка существовала всегда, что ее должны были петь в детстве и Блок, и Толстой, и Чехов... Эта песенка — непременность
и неотъемлемость нашей жизни”, — заметил как-то писатель Владимир Солоухин. Песня, о которой идет речь, давно стала гимном Нового года. Однако немногим известно, кто же сочинил это новогоднее чудо...

Композитор  не  знал...  нотной  грамоты

ХОЛОДНЫМ осенним днем 1905 года семья московской пианистки Елены Александровны Щербиной отмечала двойной праздник. Во-первых, трехлетие старшей дочери Верочки. А во-вторых... рождение, буквально в этот же день, второй дочки, которую назвали Оленькой. Именно в этот удивительный день Верочка попросила отца спеть что-нибудь для мамы.

Леонид Карлович Бекман, известный ученый-агроном, был в смятенном ожидании и очень волновался. Когда все счастливо разрешилось, он позволил себе малость отдохнуть в кресле. Однако, услышав просьбу дочери, сел за рояль. Вера поставила на пюпитр журнал “Малютка” и открыла страницу, где был напечатан ее любимый стишок про елочку. Стишок начинался так: “В лесу родилась елочка, в лесу она росла, зимой и летом стройная, зеленая была... “ Под ним стояла подпись — “А.Э.”.

Чтобы порадовать маму, девочка стала громко декламировать строку за строкой. Отец в это время, перебирая клавиши, пытался придумать подходящую по ритму мелодию. И мало-помалу нащупал ее. Мелодия была под стать настроению и стихам. И уже следующие куплеты папа с дочерью пели вместе, слаженно и весело: “Метель ей пела песенку: спи, елочка, бай, бай... Мороз снежком окутывал, смотри, не замерзай...”

С тех пор в семье Бекман-Щербиных пошла традиция: Верочка выбирала стихи, а Леонид Карлович подбирал на рояле мелодию. Правда, ноты записывала в тетрадь Елена Александровна, поскольку ее одаренный муж... не знал нотной грамоты. Хотя по слуху играл сложнейшие пьесы.

Вскоре в свет вышел их первый музыкальный альбом “Верочкины песенки”. Открывала сборник рождественская песенка “О елочке”. Недорогие нотные книжки “для широкого семейного пользования” стали популярны и переиздавались большими тиражами. Имя композитора уже было известно, а вот автор стихов оставался все тем же таинственным “А.Э.”.

«Признайся,  что  эти  стихи  написала  ты...»

ЖИЗНЬ в стране продолжалась. Россия превратилась в СССР и жила уже по новым законам, которые семья Бекман-Щербиных приняла всей душой.

Однажды, незадолго до Нового года, музыкальный редактор Всесоюзного радио Вера Леонидовна Сухаревская возвращалась поездом из Ленинграда в Москву. В этой приветливой пышноволосой даме трудно было разглядеть ту самую Верочку, которая много лет назад пропела маме свою “Елочку”. В купе с ней ехали солдат — домой на побывку, седая старушка и ее семилетняя внучка. Женщины разговорились. Старушка рассказала, что хлопочет о пенсии. Но пока безуспешно. Надо собрать много разных справок.

— А ты, детка, — обратилась Сухаревская к девочке, — как будешь встречать Новый год? Что у елки споешь?

На удивление, девчушка не смутилась и затянула: “В лесу родилась елочка, в лесу она росла...” Ошеломленная Вера Леонидовна замерла. А девочка пропела “ее песенку” до конца. Сухаревская, тронутая до слез, сидела молча, не понимая, что происходит. Она, музыкальный работник, почти забыла “свою собственную” мелодию. Страшно волнуясь, Вера Леонидовна рассказала попутчикам, как родилась когда-то эта мелодия.

— Жаль только, что ничего неизвестно об авторе этих замечательных слов. Об этом загадочном “А.Э.”. Теперь его, конечно, уж не найти, — заметила она. И тут девочка, прильнув к бабушке, произнесла:

— Бабуль!.. Признайся, что эти стихи написала ты...

Свое  авторство 
она  не  афишировала

...А ДАЛЬШЕ была ночь, полная воспоминаний. Странным образом песенка объединила этих женщин. Вот так таинственные инициалы обрели наконец своего законного владельца. Седую попутчицу звали Раисой Адамовной Кудашевой. Когда-то в юности, отдавая дань романтической моде, она подписывалась под своими стихами “А.Э.”.

Ее первое стихотворение “Ручеек” появилось на заре ХХ века в журнале “Малютка”. Для Кудашевых это событие стало настоящим праздником. Родные и близкие прочили талантливой девушке литературное будущее. Ведь стихи она сочиняла с детства и очень легко. В “Малютке” ее стали печатать постоянно, и в 1903 году здесь впервые появились стихи о елочке.

...Едва она окончила гимназию, как умер отец. А вскоре скончалась и мать. Рая устроилась гувернанткой в богатый дом, учила хозяйских детей хорошим манерам, французскому, русскому языкам. Позже стала работать учителем литературы. Творчеством занималась от случая к случаю. А потом закрутили ее вихри войны, революции. В 1937-м погибли близкие. Грянула Великая  Отечественная. Стихи писала, но тайно, боясь прослыть графоманом.

...Утром на вокзале Вера Леонидовна, расставаясь с попутчицей, пообещала:

— Постараюсь все-таки нашу “Елочку” напечатать.

И обещание сдержала. Издательство “Музгиз” выпустило нотный  сборник для детей. В нем была и легендарная “Елочка”. Вместо загадочных букв, стоявших прежде рядом с именем композитора, впервые появилась фраза: “Слова Раисы Кудашевой”. Что же касается гонорара, то, несмотря на многочисленный повтор “авторизованных публикаций”, денег за “Елочку” Раиса Адамовна не получала.

Как  «Елочку»  пел  Александр  Фадеев

ЖИЛА она нелегко и только в 1956 году попыталась что-то предпринять. Это было в последний год жизни Александра Фадеева. Он руководил тогда Союзом писателей СССР. Пересилив неловкость, Кудашева направилась в приемную Фадеева по Поварской улице. Секретарша с удивлением наблюдала, как седая старушка в вязаном платке аккуратно сняла у дверей калоши и, пройдя по красной дорожке, уселась возле массивных дверей кабинета. Когда дверь распахнулась, легендарный автор “Разгрома” и “Молодой гвардии” почему-то сразу обратился к старушке:

— Вы ко мне?.. Ну, проходите, проходите...

В кабинете гостья совсем оробела. Однако произнесла:

— Я — Раиса Адамовна Кудашева. Пришла из-за крайней нужды. Мне бы пенсию как-то оформить. У меня много стихов. И в “Ручейке”, и в “Малютке” под псевдонимом — это все я. Только как доказать? Ни изданий, ни тех людей уже нет... Но, поверьте, я с начала века печатаюсь...

С этими словами она протянула писателю толстую папку. Фадеев стал перебирать страницы. И тут гостья спросила:

— Вы когда-нибудь пели песню по елочку?

Фадеев с сочувствием взглянул на Кудашеву:

— Про елочку?.. Кажется, нет...

— Жаль... — вздохнула она и, помолчав, заговорила снова: — А может, вспомните? В лесу родилась елочка, в лесу она росла?..

Удивленно поднял голову и как бы не веря самому себе, негромко, словно пароль, продолжил:

— Зимой и летом стройная, зеленая была...

...Строгая секретарша и шофер Фадеева с удивлением слушали в приемной странное пение на два голоса: “И вот она, нарядная, на праздник к нам пришла”... А потом Раиса Адамовна, расписавшись в каком-то счете, получила в бухгалтерии Союза писателей СССР единовременное пособие. Тогда оно очень выручило их с внучкой...

Хосе  Каррерас,  Пласидо  Доминго  и  другие

 

ЛЕГЕНДАРНАЯ новогодняя песенка пустила и украинские корни. Поэт Ивана Нехода написал стихи: “У лісі-лісі темному, де бродить хитрий лис”. Полюбившуюся мелодию менять не стали. Более чем вековую историю о елочке исполняют в десятках, а может, и сотнях аранжировок. В семье певца и композитора Александра Пономарева стало традицией каждый год записывать новый вариант этой песенки.

“Елочка” много раз звучала в переделках и пародиях самых разных авторов. Утверждают, что “экологически очищенный” ее вариант создал мэр Москвы Юрий Лужков. В своеобразной интерпретации “Елочку” пел Иосиф Кобзон. А 22 декабря 2002 года ее спели в гала-концерте “Мир встречает Рождество” фантастические оперные голоса — Пласидо Доминго и Хосе Каррерас...

Без песенки о лесной красавице и сегодня не обходятся новогодние праздники. Секрет ее вечной молодости — в простой мелодии и добрых стихах.