№ 69 от 18 мая 2006 г.

От «Революции» до «Ментов» — один шаг

МНОГОСЕРИЙНЫЙ фильм “Рожденная революцией”  был снят в 1974 году на киностудии  им. А.П.Довженко. Изначально он был идеологически выверен: снимался по заказу Гостелерадио СССР, его рабочее название было “Комиссар милиции рассказывает”, а эпиграфом — высказывание “всесоюзного старосты” Михаила Ивановича Калинина: “Точное, при всех обстоятельствах выполнение своих обязанностей — это тоже героизм”.

В основу картины легла “Повесть об уголовном розыске” Алексея Нагорного и Гелия Рябова (который в 70-е был начальником секретариата Председателя КГБ СССР Юрия Андропова и личным референтом министра МВД СССР). Но, несмотря на государственный пафос, кино получилось настолько захватывающим, что сподвигло тысячи молодых людей идти работать в милицию. Одним из таких новобранцев МВД по романтическим соображениям стал отец всех “Ментов” Андрей Кивинов, который и не скрывает, что пойти в милицию его побудила “Рожденная революцией”.

 Судьбоносные роли

Для исполнителей двух главных ролей — Евгения Жарикова и Натальи Гвоздиковой — фильм стал судьбоносным. Жариков к тому времени уже был настоящим кумиром после Леля в “Снегурочке” и дипломата в “Три плюс два”. Гвоздикова успела отсняться в “Большой перемене” и в шукшинских “Печках-лавочках” и по справедливости считалась одной из самых красивых молодых советских актрис. Будущие супруги познакомились за год до “Революции” на картине “Возле моих окон”, и сразу же... ужасно не понравились друг другу. В Киеве, где снимали начало фильма, антипатия двух звезд сменилась, как это порой бывает, взаимной любовью. Но ее приходилось скрывать — оба были несвободны, да и режиссера Григория Кохана отнюдь не порадовал бы роман на съемочной площадке. Но шила в мешке не утаишь — к концу съемок Наталья Гвоздикова была уже на сносях. Хотя долгое время о ее интересном положении знала только костюмерша, которая незаметно пришивала к костюму Марии все новые и новые рюши. Режиссер, узнав все-таки о беременности актрисы, предпочел убить ее героиню в 8-й серии. Перестраховался: сын Жарикова и Гвоздиковой Евгений родился спустя
12 дней после окончания съемок сериала.

По словам Евгения Жарикова, “съемки были тяжелые, работали, даже по тем временам, очень тщательно. Болели за дело все – от режиссера до костюмера. Например, в шестой серии в кадре “играет” форма, которая просуществовала в милиции только девять месяцев. Система ведь бесконечно реформировалась, менялось обмундирование, звания. Были комиссары, директора милиции, старшие майоры, агенты — все исторические нюансы тщательно изучались и нашли свое отражение в фильме. “Мы иногда по три часа на площадке правили сценарий, — рассказывает Евгений Жариков.—  Старались, чтобы стрельбы и погонь было поменьше, а “судьбы” побольше. И выдавали каждый день по 600 метров пленки.”

Артистов забирали
 в милицию

Прототипом главного героя фильма был легендарный “красный сыщик” Сергей Иванович Кондратьев. Сценаристы сохранили его фамилию, но изменили имя, поскольку кино все же не было документальным. В начале НЭПа страну захлестнул криминал: в 1919 году в Петрограде вооруженные грабители совершили 60 убийств, угнали 30 автомашин. В Москве было не лучше — в городе хозяйничали несколько банд, и одна из них, под началом Якова Кошелькова, напала в Сокольниках на автомобиль Ленина и забрала у него браунинг и кремлевский пропуск. В северной столице царил “король питерских налетчиков” Ленька Пантелеев, про которого даже песню сложили: “Ленька Пантелеев — сыщиков гроза, на руках браслеты, синие глаза...” За год сотрудники петроградской розыскной милиции уничтожили 32 шайки налетчиков. Ленька Пантелеев был пойман первой бригадой Петроградского угро, руководимой агентом Кондратьевым, в 1922-м, осужден, но сумел убежать из Крестов... и был застрелен в 1923-м в ходе операции, за которую Кондратьеву объявили благодарность.

— Мы были тогда все молодые, азартные, – вспоминает Евгений Жариков.—  Где только можно, старались все трюки делать сами. В четвертой серии я сам прыгаю из окна в седло, падение с грузовика тоже делалось без каскадера. Мы много хохмили. Решили как-то пообедать в кафе при ресторане “Прага” в Москве. А снимали 1948 год, восьмую серию. Я в форме генерал-майора, а разгримировываться лень. Так и пошли — я, Наташа и еще две барышни. У ресторана очередь — ужас! Швейцар увидел меня в форме, козырнул и пропустил. Отобедали мы, говорю: “Так, девочки, быстро уходим, а то нас сейчас заметут”. Военные, которые сидели в зале, все подозрительнее косились на мою форму 48-го года. А массовку нашу, бандитов в основном, случалось, и забирали в милицию, не слушая никаких разъяснений насчет картонных браунингов...

Разумеется, биографии Сергея и Марии Кондратьевых отличаются от их реальных судеб. Мария не оканчивала Смольный институт, а сам “красный сыщик” не дожил до 70-х, скончавшись в 56 лет от рака. Зато его жена, в отличие от героини Натальи Гвоздиковой, которую бандит убивает в электричке, дожила до 92 лет. Чета Жариков–Гвоздикова познакомилась с Марией Кондратьевой спустя 10 лет после премьеры сериала, во время гастролей в Петрозаводске. Потом актеры долго переписывались с дочерью Кондратьевых, Ниной. Семья героя жила очень скромно и периодически артисты помогали “персонажам”.

Премьера “Рожденной революцией” была триумфальной. Создатели фильма и исполнители главных ролей получили Государственные премии. Был отмечен даже Ленька Пантелеев (Владимир Дюков). Говорят, что приказ о вручении ему знака “Отличник советской милиции” подписал лично министр Щелоков. Актер вспоминает, что сильно перепугался, когда его вдруг вызвали в КГБ. В большом смятении Дюков прибыл на Литейный, 4, где ему в торжественной обстановке вручили награду.

Счастливый брак
дал трещину

Долгие годы пара Жариков–Гвоздикова считалась одной из самых красивых и благополучных. Никаких семейных ссор, супружеских измен, запоев на почве ревности. Практически никакой пищи для скандальных статей актеры не давали. Но минувшей осенью разразился страшный скандал. Журналистка Татьяна Секридова сообщила, что несколько лет была тайной женой Евгения Жарикова и даже родила ему двоих детей.

Жариков факт супружеской измены не отрицал, но говорил, что всегда любил только свою жену. Наталья Гвоздикова очень тяжело пережила это, долго не могла простить. Жарикову тоже пришлось не сладко. Вскоре после разра-зившегося скандала он перенес инсульт. По его словам, между ним и Татьяной Секридовой все кончено, а у жены он будет вымаливать прощение до тех пор, пока она не простит.

Татьяна Секридова до встречи с Евгением Жариковым была замужем... один день. С мужем-коммерсантом познакомилась в Риге и до похода в загс прожила с ним два года. А в день свадьбы после банкета сбежала от новоиспеченного супруга.

С Жариковым Секридова познакомилась в 1994 году на корабле, на котором артисты и журналисты плыли из Одессы в Киев на фестиваль “Стожары”. Отношения с Жариковым были длительными (Татьяна родила от него сына и дочь). После того как их роман стал достоянием гласности, Секридова начала судиться с Жариковым из-за алиментов: их нищенский размер экс-любовницу не устраивает. По ее утверждению, Жариков ездит на новом джипе, строит дачу и собирается покупать квартиру в центре Москвы. Сам Жариков утверждает, что живет на пенсию.