№ 228 от 10 декабря 2008 г.

Жадина-говядина

Жадина-говядина

Дневник матери

Записи из своего дневника редакции вновь предоставила  жительница Фастова. Продолжаем знакомить наших читателей с ее размышлениями о воспитании детей в семье.

Понедельник,  4  февраля

КОГДА мой сын Даниил был маленький, особых хлопот он не доставлял. Выводя его гулять во двор, я знала, что сверстники его не обидят. А все потому, что сынуля мой не был жадным. Вечно раздаривал свои лопаточки и машинки.

— Завидую тебе, — говорила одна мама. — Какой у тебя добрый парень растет.

— Ой, девочки, а мне даже стыдно во двор выходить, — жаловалась другая. — Моя Настя, как коршун, налетает на всех и хватает свои кастрюльки и мячики, никому не дает поиграть. И в кого она такая? Расскажи, как ты Даню воспитываешь?

— Да никак не воспитываю, — отвечала я. — Разве что он видит, какие мы с мужем гостеприимные. Только гости появляются на пороге — самое вкусное угощение ставим на стол.

— И мы ничего не утаиваем, — говорили другие. — Но некрасивое поведение детей даже воспитатели в садике замечают.

Психологическое объяснение детской жадности мне позже дала психолог. А обратилась я к ней в связи тем, что с возрастом мой Данька стал... прижимистым! Произошло это года через два после того, как родилась младшая Катя. Она уже вовсю бегала по квартире и часто брала игрушки старшего брата. А он ей не разрешал.

— Ну что ты жадничаешь! — упрекала я Даню.

— Она сломает мои машинки, — отвечал мальчик.

— Ну, дай хоть конструктор “Лего” или мячик, им-то она ничего не сделает.

Но сын забирал все свои сокровища с пола, которые только что разложил, и прятал в коробку. А дочка ревела.

— Это обычная ревность, — пояснила мне детский психолог. — Ведь до Кати он был единственным ребенком в семье, все внимание взрослых посвящалось ему. А тут конкурент появился. Поэтому надо бороться не столько с жадностью, сколько с ревностью. Как? Не забывайте о нем, интересуйтесь его жизнью. Покупая игрушки или развивающие игры, каждому выбирайте свое, в соответствии с возрастом. И приучайте старшего опекать младшую. Пусть Даня почувствует, что он — сильный и заботливый брат, который не даст в обиду сестренку.

Психолог рассказала и о других причинах появления у детей жадности.

— Вы, наверное, знаете, — говорила она, — что у сирот, живущих в детских домах и школах-интернатах, повышенная потребность в сладостях. Не потому что у них такой обмен веществ, это просто утешение в их отрыве от дома, в нехватке родительской любви. В психологии такой дефицит имеет название “депривация”. От ее последствий может страдать не только сирота, но и живущий даже в материально благополучной семье, однако эмоционально холодной. Часто бывает, что кого-то из детей родители не любят, сын или дочка их раздражает, мешает личной жизни. Или воспитание передоверено бабушке, дедушке. Но никто ребенку не заменит родную маму, дорогого папу. И тогда для обиженного судьбой малыша его вещи становятся компенсацией, как конфеты для сирот. И он никому их не даст, даже если кто-то пообещает только поиграть и вернуть. Если в таком случае начать бороться с жадностью ребенка, он лишь сильнее будет нервничать и замыкаться в себе. Родителям лучше побороться с собой, со своим невосприятием маленького человечка. И тогда, если атмосфера в семье изменится, без следа исчезнет и нежелание ребенка делиться игрушками с другими.

Также причиной жадности у детей может быть неутоленная жажда лидерства в коллективе сверстников, повышенная застенчивость, частые ссоры между родителями и другое.

Присматривайтесь к детям. Анализируйте их и свое поведение. Предпринимайте срочные меры. И тогда все у вас будет в порядке.

Суббота,  24  марта

 

ИДУ к школе забирать сына после уроков. И вижу: кто-то несется на меня сломя голову. Шапка съехала на бок, куртка в грязи, лямка рюкзака оторвана. Это мой сынуля, герой дня. На лице — радостная улыбка.

— Это ты? — хмурюсь я. — В таком виде?

Мимо проходят две соседки, оглядываются на Даню, перешептываются. Мне стыдно за такой внешний вид ребенка, чувствую прилив раздражения. Ведь только вчера до ночи чистила его брюки и туфли — на улице дождь и грязь, и вот на тебе! Сегодня опять все запачкано, а на брюках — дыра. Я переполнена отрицательными эмоциями.

А мальчику хоть бы что. Он в прекрасном настроении. Да, подрался “с противным Ванькой, дал ему как следует, чтобы не зазнавался”.

Конечно, я отругала сына. Он обиделся и заплакал. Похоже, мои нотации до него не дошли. Сказал, что Ваньку и впредь будет бить.

Как в таких случаях быть родителям? Как достучаться до сознания ребенка? Я опять прибегла к помощи психолога. И вот что уяснила.

Бывают две ситуации, когда больше переживает или родитель, или ребенок. Психолог даже нарисовала мне два стакана: один полный до краев — это я со своими отрицательными чувствами, другой заполнен лишь на четверть — это сынишка, который относительно спокоен. На этот случай есть правило: не держать гнев в себе, а сообщить о своих переживаниях ребенку. Причем говорить надо от первого лица: “Я не люблю, когда дети ходят в таком грязном виде и мне неудобно перед знакомыми”. Предложения с личными местоимениями психологи называют “Я-сообщение”. А можно было бы сказать: “Ну, и вид у тебя отвратительный! Тебе не стыдно?” Это “Ты-сообщение”. Разница между первым и вторым большая. Второе — привычнее, удобнее для родителей. Так всегда ругают детей. Но и обижаются ребятишки на такие слова сильнее. Начинают защищаться, дерзить. “Ты-обращений” лучше избегать, потому что они содержат выпад, обвинение или критику ребенка.

“Я-сообщение” имеет ряд преимуществ. Оно позволяет родителям выразить свои негативные чувства в необидной для ребенка форме. При этом сын или дочь прекрасно видит ваш гнев, недовольство. Эти сообщения как бы раскрывают ребенку глаза на родителей, на их чувства. Ведь часто мы, взрослые, для детей “закрыты”. Некоторые даже поражаются: оказывается, их папа или мама тоже могут “чувствовать”. Это производит на ребят неизгладимое впечатление и сближает с родителями. Они видят нашу искренность, понимают, что взрослые им доверяют. Значит, и ребенок может папе и маме “доверить” всего себя, свои мысли и чувства.

Наконец, “Я-сообщение” дает возможность высказать родительскую позицию без приказа, выговора, угрозы и предоставить ребенку возможность самому принять решение. И тогда дети — что просто удивительно! — начинают учитывать пожелания родителей и вести себя по-другому.

Я попробовала использовать этот способ общения с Катей. В последнее время с ней стало невозможно ходить в магазин. Стоит увидеть “Киндер-сюрприз”, хватает его с полки и требует, чтобы я купила. Я отказываюсь, уговариваю ее, а Катя кричит. Так было и на сей раз. На нас стали оборачиваться другие покупатели. Тогда я наклонилась к дочке и тихо сказала:

— Мне ужасно стыдно из-за такой сцены!

И Катя вдруг оглянулась, прижалась ко мне и произнесла:

— Мама, пойдем скорее! Ведь дома еще есть конфеты. А эти ты купишь мне, когда те закончатся.