№ 220 от 28 ноября 2008 г.

Режиссер Владимир Крайнев: «По детскому кинематографу прошелся каток»

Режиссер Владимир Крайнев: «По детскому кинематографу прошелся каток»

Уверена, многие помнят замечательный детский фильм “Золотой цыпленок”. Режиссер фильма Владимир Крайнев пятнадцать лет назад подарил детворе веселую и трогательную сказку. Он создатель многих лент. Это “Тройка”, “Чехарда”, “Украинская вендетта”, “Кошелек в тумане или “Приз в студию”, сериал “Опера: хроники убойного отдела” и другие. Владимир Николаевич — режиссер востребованный, что в наши суровые кинематографические времена большая редкость. Как живут, как выживают отечественные “маги” экрана? Об этом наша беседа.

 

– Владимир Николаевич, если мне не изменяет память, то после вашего “Золотого цыпленка” у современных детей другие “свои” фильмы так и не появились?

— Да, пожалуй, вы правы: “Цыпленок...” — последний детский фильм, во всяком случае, полнометражный. Московская киностудия имени Горького — уникальная, не имеющая аналогов в мире — была закрыта. Знаменитый детский режиссер Ролан Быков умер, по детскому кинематографу прошелся каток. Так что, возможно, “Цыпленком” завершилась целая эпоха советского детского кино.

— А у вас, когда вы снимали фильм, не было ли дурных предчувствий?

— Предчувствий не было, но, знаете, я вспоминаю, насколько нервно проходили съемки. Не хватало денег, дважды мы останавливались, хотя в производственном отношении картина была несложная — снималась практически в павильоне. Но вспомните 1993-й год: неразбериха, финансовый кризис, купонокарбованцы и прочие “прелести”. На кино государство денег уже не выделяло, снимались мы в первой коммерческой студии. Картину делали всем миром. Нас тогда поддержали из Москвы. В Киеве помогали многие: от руководителя районной администрации Светланы Вегеры до тогдашнего премьер-министра Витольда Фокина. Так что “Золотому цыпленку” повезло. Когда же спустя три года я задумал  еще один фильм для подростков “Уркаганы” по замечательной повести Ивана Микитенко, то разразилась настоящая драма: запущенный в производство фильм министерство культуры попросту закрыло из-за финансовых затруднений. И как я за него ни боролся, где только ни искал денег, так ничего и не добился. Но от мечты я до сих пор не отказался.

— Чем же вы в те тяжелые годы спасались?

— Спасался? Когда-то нам, будущим режиссерам, преподавал замечательный актер, народный артист СССР Юрий Мажуга. У него был тогда простой — в театре не предлагали ролей. И он все время повторял: “Ребята, постоянно “крутите педали”, не выскакивайте из профессии”. Наверное, знаменитый актер исходил из собственного опыта. И я, что называется, “крутил педали”: понимал, что любая работа годится. Любое новое знание пойдет в копилку. Много работал на телевидении — снимал документальные ленты, готовил передачи. Даже работал в школе клоунов: мы учили ребят актерскому мастерству, я писал для них сценарии.

— Значит, когда вас позвали в Москву, вы были во всеоружии?

— Честно говоря, в Москву я попал случайно. У нас есть драматург Олег Приходько, который писал и пишет замечательные романы, у него масса фильмов, сериалов. Он один из сильнейших драматургов в Украине. Кстати, Приходько создал сценарии к нескольким сериям  известного сериала “Опера: хроники убойного отдела”. И когда его спросили, кто бы мог снимать “Хроники” по его сценариям, Олег назвал мою фамилию. Когда я приехал в Москву, то и сам был немного удивлен тому, что мои фильмы, оказывается, здесь знают.

— Сложно было “приживаться” в другой стране?

— Во-первых, Россия для меня — советского человека, — не “другая” страна. И Москва, и Питер, где приходилось снимать сериал, — родные города. Во-вторых, мне пришлось работать с отличными сценариями Олега Приходько, поэтому был уверен: актерам, операторам, съемочной группе работать будет интересно. Другое дело, что, наверное, каждый режиссер в первый день немного “мандражирует” и, как правило, больше половины отснятого материала идет в корзину. А потом уже не до “мандража”.

— А вас не смущало то, что вам предложили снимать, мягко говоря, “мыло”?

— Ну, “мыло” “мылу” рознь. Есть такое понятие — горизонтальное и вертикальное построение сериалов. Например, технология съемок фильма “Бедная Настя” горизонтальная. В таком производстве  параллельно могут работать несколько групп: одна снимает только в павильоне, другая — на натурных съемках и так далее. Поэтому они могут “выдать на-гора” несколько серий в день.

Я же в шутку называю себя режиссером “старой дегенерации”, который не видит себя в таких форматах. Хотя осознаю, что с точки зрения развития современных телевизионных технологий подобные методы достаточно прогрессивны. А каждый фильм “Хроник”  — это отдельные драматические истории, “замкнутые” сюжеты, которые развиваются по своим собственным законам. Это тот же телевизионный фильм советских времен, но снятый не на кинопленку, а в формате “видео”.

За три года я снял двенадцать фильмов, при том, что сам выбирал сценарии, которые мне более близки по духу. Несмотря на то, что это милицейские истории, в них есть главное — человеческие судьбы. Когда же предложили подписать контракт на весь проект, то отказался, потому что тогда у меня не оказалось бы свободы маневра: продюсеры имели бы право навязать мне любой сценарий. И попробуй откажись.

— Владимир Николаевич, а что, на ваш взгляд, происходит с украинским кино? Дождемся ли мы его возрождения?

— Знаете, какой я сам себе задаю вопрос? Почему после развала Советского Союза уцелел только российский кинематограф? И не просто уцелел, а сейчас очень активно развивается: фильмы получают призы, побеждают на всевозможных фестивалях, имеют международное признание. Однако ни украинского кино, ни замечательного в прошлом грузинского, ни молдавского, ни латышского... Я когда-то был большим оптимистом и верил, что возрождение наше вот-вот начнется. Сейчас вижу, насколько ошибался. Правда, появилось несколько частных студий, где делаются достаточно успешные коммерческие проекты.

Самое главное, что в нашей профессии не иссякает творческий ресурс и потенциал. Это молодые режиссеры, операторы, актеры, драматурги, которые “крутят педали” и у нас в Украине, и за рубежом. Отдельные национальные картины есть и сегодня. Национального кинематографа нет. Появится ли в обозримом будущем сугубо национальный кинематограф? Не уверен. Национальное кино в Украине делается с колоссальными муками, а отечественный прокат (с точки зрения коммерции) провалит любой, даже самый гениальный отечественный фильм.

— И напоследок: какие планы у режиссера Владимира Крайнева?

— Драматург Олег Приходько пишет сценарий. Заявка у него есть. Я с ним постоянно работаю. Надеюсь, мы снимем добрый фильм, который оставит светлый след в душе. Я, наверное, неисправимый оптимист.