№ 207 от 11 ноября 2008 г.

Войны на домашнем фронте

Войны  на  домашнем  фронте

Своими размышлениями по поводу воспитания детей в семье с читателями газеты в очередной раз делится жительница Фастова.

Суббота,  5  января

КОГДА мой сын Даниил был в первом классе, я не работала. Любила приходить в школу, чтобы забрать его после уроков, пораньше. Сяду в уголке и наблюдаю за родителями.

Вот одна молодая рыжеволосая мама. По-моему, она совсем не любит свою, такую же рыженькую, в веснушках, дочурку. А девочка славная. Так и льнет к матери. Все “мамуля” да “мамуля”. Обнимает и гладит. Так и хочет, чтобы и ее мама приласкала. Мама же только кричит: “Платье мне помнешь!”, “Что ты все лезешь, успокойся!”.

Как-то я разговорилась с ней. Оказывается, ребенок этот  нежеланный, родился “случайно”. Пришлось идти в ЗАГС с человеком, которого моя собеседница не любила.

А теперь страдает девочка. И дома у них с мамой постоянные войны.

Психологи говорят, что родители должны иметь “настрой на воспитание”. Что это значит? Во-первых, такой маме надо осознать, почему ее раздражает ребенок. И постараться представить себя на месте нелюбимого сына или дочки. Ведь они-то ни в чем не виноваты. И ничего не требуют, а просто хотят любви, что очень естественно.

Если же мама не будет отвечать на чувства ребенка, со временем он начнет замыкаться, уходить в себя. И мама станет ему чужой. У него разовьется эгоизм. Во всяком случае, повзрослев, он не проявит по отношению к матери ни малейшей заботы. Она начнет его упрекать, да будет поздно.

Но из каждого трудного положения есть выход. Отношения с ребенком можно исправить. Вот что мне советовал школьный психолог.

Понаблюдайте за собой: сколько раз в течение дня или лучше недели вы обратились к дочке с улыбкой, радостью, с одобрением и сколько — с упреками, замечаниями, критикой. Возможно, вы придете в ужас от своего поведения. Если отрицательные обращения равны положительным или перевешивают их, вам надо срочно менять тактику. Иначе будете только удаляться от ребенка. Ведь постоянно находиться в гнетущей атмосфере — ад! Это отрицательно влияет на психику детей.

Теперь вспомните: вот приходите на работу в прекрасном настроении. И все у вас там хорошо — вы весь день улыбаетесь, шутите с коллегами. Все вам милы и дороги. Служебные дела при этом спорятся. Так и дома. Не тащите в семью груз недовольства. Вообразите, что вы очень любите свое дитя. Ведь он так похож на вас, так повторяет все ваши привычки. Он — ваш лучший друг и защитник. Всегда и все вам простит. Так что проявите к нему побольше ласки и заботы. Он сторицей отплатит за это. Ведь и вам когда-то очень понадобится его внимание. Сколько я знаю случаев, когда пожилые родители обижаются на то, что выросшим детям даже некогда позвонить папе или маме, не говоря уже о том, чтобы прийти в гости и пообщаться, чем-то по дому помочь. Подруга моей мамы рассказывала, что ее 27-летняя дочь пишет родителям короткие эсэмэски. Даже поговорить по мобильному телефону недосуг. Ну и родители, вконец обиженные, тоже перешли на такое “эпистолярное” общение.

А если вы хотите сделать ребенку справедливое замечание — то в мажорном тоне. И с уверенностью, что он не специально, а случайно что-то разбил, пролил, забыл, не пришел и так далее. Золотое правило педагогики — осуждайте не самого виновника, а его поступки. Дети очень чутко различают смысл фраз: “Ты плохой” или “Ты плохо это сделал”.

И еще одно правило, которым лично я стала часто пользоваться. Почаще обнимайте своих детей, целуйте их, ласково тормошите. Прикосновение теплой маминой руки, как ничто другое, успокаивает их, дает уверенность в том, что их любят, что они маме и папе нужны.

Вторник,  26  августа

 

Однажды к нам пришли гости. Пока мы пили чай, моя дочка Катя залезла в сумку Елены Павловны и повытаскивала оттуда все. Намазала себе губы помадой и явилась к нам в комнату.

— Ты это где взяла? — спросила я.

— У тети Лены в сумочке, — не стесняясь, ответил ребенок. — Там еще мобилка лежала, я хотела вам позвонить, но не знаю, как открывать.

Мне стало так стыдно, что я не знала, куда деться.

— Так, немедленно в угол! — приказала я дочери.

Катя стояла в своей комнате за закрытой дверью, пока не ушли гости.

Она не плакала и не просила извинения. Я уже встревожилась, что там с ней. Несколько раз порывалась заглянуть, но муж останавливал:

— Пусть прочувствует всю меру наказания.

Когда наконец мы вывели Катю из  комнаты, она вся дрожала. И была так напугана, что “кто-то за шторкой шевелится”, что мы ее не любим, “а любим тетю Лену и дядю Костю”.

Я схватила свою непослушную Катьку, прижала к груди, и только теперь она разрыдалась. И я плакала вместе с ней.

Где-то читала, что временная изоляция напроказившего ребенка, “карательный” стул для него, на котором он должен сидеть неподвижно, или угол, стоя в котором нельзя оборачиваться, считаются более гуманными методами наказания, чем ремень или шлепок. Но я сомневаюсь.

Однажды смотрела передачу по российскому телевидению, там выступал художественный руководитель детского юмористического киножурнала “Ералаш” Борис Грачевский. Кроме него, в студии было много других известных гостей. Они говорили о методах воспитания, в том числе о тех, которые приняты в зарубежных странах. Я запомнила фразу Грачевского: “Возможно, японскому мальчику не надо давать ремня, а нашему — так обязательно”.

А я подумала, что все должно быть индивидуально. Вот когда я ставила в угол старшего Даню, он легко это переносил. А Катя — тяжело.

Вообще же подобное наказание не должно быть продолжительным. Как говорят знающие люди, для двух- трехлетнего малыша стояние в углу имеет смысл лишь на протяжении одной-двух минут. Потом он начнет оттуда убегать, вы — ловить его, и вместо наказания это превратится для ребенка в увлекательную игру в догонялки. Не надо закрывать дверь в комнате, где проходит наказание более старшего провинившегося. Он начнет переживать по поводу того, что его “специально забыли”, что он всем мешает.

Однако надо обязательно дать понять ребенку, что он наказан. Но потом лучше сказать, что вы его прощаете и уверены: он больше так поступать не будет.

Своей Кате я объяснила, как она опозорила нас, родителей, перед гостями, что трогать чужие вещи вообще нельзя, тем более пользоваться ими — это равно воровству. И добавила, что помада — не для маленьких девочек. У нее должны быть свои игрушки.

— Мне стало скучно, — оправдывалась Катя. — Вы все говорите и говорите, а на меня не обращаете внимания.

— Надо было подойти и сказать об этом. Я бы тебе включила твои любимые мультики. Или попросила бы помочь мне на кухне.

С реальной скидкой праймер ингарден по низкой стоимости.